Как московского студента осудили на семь лет за наркотики

Как московского студента осудили на семь лет за наркотики

2
1

Как московского студента осудили на семь лет за наркотики
1 августа RT рассказывал историю ивановского журналиста Андрея Евгеньева, который третий год отбывает наказание по «наркотической» 228-й статье УК РФ, несмотря на нестыковки в деле. Более того, Следственный комитет расследует факт избиения Евгеньева полицейскими после задержания. Потерпевшим по этому делу, кроме журналиста, проходит московский студент Никита Михеенко, который также осуждён за наркотики. Он был задержан в том же месте и теми же полицейскими, что и Евгеньев, а позднее получил семь лет лишения свободы в колонии строгого режима. Сам Михеенко и его адвокаты утверждают, что запрещённые вещества были подброшены. RT побывал в колонии у Никиты и изучил материалы его дела.
25-летний москвич Никита Михеенко отбывает наказание в ИК-1 строгого режима в Тульской области. По периметру высокий забор с колючей проволокой, вышки с автоматчиками, а внутри — серые бараки. В них ровными рядами стоят двухъярусные металлические кровати. На каждой табличка: фото, ФИО, возраст, статья, срок заключённого. У некоторых пометки: диагональные полоски — красные, зелёные, серые — так помечают заключённых склонных к побегу, к суициду, к насилию.
Никита, сидя на табурете возле своей кровати, чуть запинаясь, рассказывает свою историю. По его словам, после сюжетов по телевизору об Иване Голунове, у него появилась надежда на пересмотр его уголовного дела. Михеенко отбывает срок за покушение на сбыт наркотиков в крупном размере. Однако он утверждает, что наркотические вещества ему подбросили, а его самого жестоко избили, чтобы добиться подписания протоколов и признания. Вины он так и не признал.

Задержание

Три года назад жизнь Никиты была совершенно другой. Молодой человек учился в университете на программиста и мечтал достигнуть на этом поприще успеха.

Знакомые и соседи, которых RT расспросил перед поездкой к Михеенко, отзываются о нём, как о домашнем мальчике, который был вежливым, отзывчивым, в плохие компании не попадал, не пил и не курил. В детстве ему поставили диагноз бронхиальная астма, и поэтому почти всё свободное время он проводил дома за компьютером.

«Он общался с моей дочерью, мы часто говорили о компьютерных программах. На мой взгляд, всё, что с ним произошло — это дикая случайность», — рассказал RT сосед Андрей Курченко.

Сам Никита свою жизнь разделил на две части — до и после 14 сентября 2016 года, когда его товарищ предложил ему встретиться.

«Вечером около девяти часов я возвращался от подруги, и мне написал друг. Он спросил, где я, и предложил поехать вместе домой. Мы живём рядом. Буквально через 15 секунд после встречи у метро «Октябрьское поле» нас остановили двое мужчин в гражданском, они стали заламывать товарищу руки и он крикнул мне: беги. Я побежал, но меня догнали и отобрали рюкзак. Потом приехали полицейские, надели наручники и повезли нас в участок», — вспоминает Никита.

Как следует из материалов дела (имеются в распоряжении RT), 14 сентября около 19:00 двое граждан заметили, что в районе метро «Октябрьское поле» недалеко от общежития военных какой-то молодой человек что-то фотографирует на телефон у трансформаторной будки. Когда он ушёл, граждане «подошли к будке и увидели на земле смятую пачку из-под сигарет, после чего решили, что это закладка». У метро они догнали и задержали подозрительного парня, который уже был вместе с Михеенко, и позвонили в «112».

Прибывшие на место сотрудники полиции осмотрели пачку сигарет и наркотиков в ней не обнаружили, а задержанных доставили в ОМВД «Щукино».

«Крупный размер»

«В отделении первым допрашивали друга. Он вышел весь бледный, и я понял, что что-то не так, — рассказывает Никита. — Когда меня завели в кабинет, я увидел свой рюкзак у стола одного из полицейских. Мне сказали, что сейчас будет досмотр, и один из сотрудников полез ко мне в карман. Я отстранился и попросил пригласить понятых. Они позвали каких-то людей и досмотр уже производился при них».

Согласно протоколу изъятия (имеется в распоряжении RT), в кармане джинсов Михеенко были обнаружены три пакетика с наркотическим веществом, а в рюкзаке — свёрток с наркотиками.

«Я был шокирован, когда увидел свёрток и пакетики. У меня же ничего не было», — говорит Никита.

По словам Михеенко и его адвоката, в протокол досмотра (имеется в распоряжении редакции) вносились исправления. Например, была дописана фраза: «в рюкзаке, находящегося на спине». Эти слова написаны маленькими буквами между строк, а остальной текст написан чётко в строчках крупным почерком. Согласно материалам суда, понятые подтвердили, что у Михеенко рюкзака на спине не было, он лежал около стола оперативников.

Также из протокола досмотра не ясно, сколько точно пакетиков было изъято из карманов джинсов, поскольку видно, что цифра три написана поверх двойки. Слова «исправленному верить» подписаны только сотрудником полиции, но не понятыми. Подписи понятых явно стоят поверх текста. Адвокаты Никиты считают, что третий пакетик диметоксифенэтиламина весом 0,1 гр добавили, чтобы можно было предъявить Михеенко «крупный размер», если тот сумеет доказать, что не имеет отношения к свёртку в рюкзаке.

Кроме того, адвокаты отмечают и нестыковки по времени изъятия наркотиков. В протоколе личного досмотра Михеенко указано 14 сентября, 21:25. А согласно журналу ОМВД, капитан Вячеслав Горнеев доставил Михеенко в отделение только в 23:00. Протокол задержания был составлен только на следующий день в 7 утра, что является нарушением УПК. В соответствии со ст. 92 УПК РФ его составляют не позднее, чем через три часа после доставления в орган дознания.

Избиения и признание

«Когда понятые ушли, полицейские стали заставлять подписать протокол. Когда я отказался, меня несколько раз ударили. А потом один из них, кажется, Горнеев, (он же задерживал журналиста Евгеньева. — RT) закурил. Я попросил не пускать дым в мою сторону, так как у меня астма с детства и мне тяжело дышать. Тогда он поднёс сигарету к моему правому глазу и сжёг мне все ресницы, а после затушил сигарету о кисть правой руки. Мне стало плохо, я начал задыхаться и попросил ингалятор из рюкзака. Я его всегда с собой ношу», — Никита показывает ингалятор в кармане робы и продолжает рассказ.

По его словам, ингалятор ему не дали, а заставили выпить какую-то жидкость, от которой якобы станет лучше, и вывели в туалет.

«Там меня избили дубинками, а потом закрыли слив туалета и начали меня топить. Когда же я сказал, что всё равно ничего не подпишу, меня отвели в камеру временного содержания. В коридоре у кабинета есть видеокамера. По ней было бы видно, каким меня завели и каким вывели. Но записей достать не удалось — сказали, что всё стёрлось», — рассказал Никита.

По словам Никиты, когда его завели в камеру, там уже был его друг. «Он тогда мне признался, что вёз наркотики и поэтому при задержании сказал бежать», — вздыхает Михеенко.

На следствии и в суде товарищ Михеенко признался (показания его имеются в распоряжении RT), что в тот день купил наркотиков для себя, не на продажу. Пакет был большой, домой ехать одному страшно. Он решил написать Никите, чтобы не выглядеть подозрительным в метро. В отношении него было заведено отдельное уголовное дело и он был приговорён к восьми годам лишения свободы.

Фиксация побоев

По словам Михеенко, когда допрашивавшие его полицейские ушли из здания ОМВД, в камеру заглянул дежурный и другие сотрудники.

«Я был весь в синяках, и они спросили меня: «Откуда это всё?» Я ответил: «Побили». И эти полицейские решили отвезти меня на освидетельствование. У меня сильно кружилась голова, тошнило. Оказалось, что сотрясение мозга. На входе в центр меня даже вырвало», — рассказывает Никита.

Врачи зафиксировали травмы в справке, датированной 15 сентября, 00:25. Также записи о побоях были перенесены в акт освидетельствования на наркотическое и алкогольное опьянение (имеется в распоряжении RT). Стоит отметить, что в крови Михеенко обнаружили каннабиноиды — следы совсем другого вещества, а не изъятого диметоксифенэтиламина. Сам Михеенко и его защитники предполагают, что каннабиноиды появились из-за жидкости, которую давали якобы для облегчения приступов астмы.

«Всё это время я не мог позвонить родным, сказать, где я. Когда меня вернули в камеру, там был парень, который выходил через пару часов. Надиктовал ему номер мамы, он запомнил и потом позвонил. Только так она узнала», — вспоминает Михеенко.

По его словам, мать к нему не пустили. Но она узнав от адвоката, что он избит, вызвала к нему скорую помощь. Однако врачам парня не показали, поскольку «больного не было на месте».

Надежда на оправдание

16 сентября полицейские обратились с ходатайством в Хорошевский райсуд Москвы о заключении Михеенко под стражу. Однако судья Виктория Котенёва постановила, что «доводы следствия носят предположительный характер, ни на чём не основаны и надлежащим образом не мотивированы». Кроме того, Михеенко страдает тяжёлым заболеванием — бронхиальной астмой.

«Как только я приехал домой, мы сразу сфотографировали все ссадины, ушибы и повреждения. Потом мне стало хуже, и мы вызвали «скорую». Врачи заявили, что меня нужно госпитализировать. С разрешения следователя меня положили в больницу», — вспоминает Никита.

Неделю он лежал в ГКБ №1 им. Н. И. Пирогова с диагнозом «сотрясения головного мозга, ушиб мягких тканей левого коленного сустава, правого плечевого сустава, грудной клетки». После выписки Никита ещё месяц находился на амбулаторном лечении.

«Адвокаты говорили, что подозреваемые по ст. 228 УК РФ никогда не находятся на домашнем аресте. Но нам повезло. После этого я думал, что меня оправдают», — говорит Михеенко.

Надежды не оправдались. 27 июня 2017 года молодой человек был приговорён к семи годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Не обратили внимания

Согласно приговору суда (имеется в распоряжении RT), виновность Никиты по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ подтверждалась рапортом полицейских, протоколом личного досмотра, очной ставкой с теми, кто задерживал Михеенко и его друга, а также вещественными доказательствами — свёртками с наркотиками.

При этом показания задержанного друга Никиты, признавшегося, что купил наркотики для себя, суд во внимание не принял — они «не согласуются с приведёнными доказательствами».

Кроме того, следствие не удовлетворило множественные ходатайства адвоката Михеенко — о назначении экспертизы о смыве с рук, срезов ногтей и карманов, снятии отпечатков пальцев на найденных свёртках — отвергались. Эта экспертиза так и не была проведена. Доводы Никиты об избиениях полицейскими суд посчитал «ничем не подтверждёнными, так как они отвергаются сотрудниками полиции».

«Сейчас, после истории Голунова, я стал надеяться на пересмотр своего дела. Ведь по факту моего избиения сейчас возбуждено уголовное дело», — говорит Никита.

Дело об избиении

Возбуждения уголовного дела против полицейских мать Никиты Раиса Михеенко добивалась больше года. «Я писала жалобы, но в действиях сотрудников проверяющие не находили состава преступления», — рассказывает мать Михеенко.

Летом 2018 года она обратилась в УСБ ГУМВД Москвы. В итоге сотрудники службы собственной безопасности выявили нарушения действующего законодательства РФ сотрудниками ОМВД «Щукино», которые задерживали Михеенко. Кроме того, оказалось, что они применяли насилие ещё к одному задержанному, ивановскому журналисту Андрею Евгеньеву.

5 октября 2018 года Следственный Комитет возбудил уголовное дело по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий» в отношении неустановленных лиц.

Как рассказал RT Никита, его два раза возили в Москву на проведение следственных действий. Там он и познакомился с Андреем Евгеньевым. После заявления Союза журналистов России к главе СК, Александр Бастрыкин взял расследование дела под личный контроль.

В Следственном комитете РФ RT сообщили, что ход следствия по делу о превышении должностных полномочий комментировать пока не могут.

В МВД пояснили RT, что по факту причинения телесных повреждений сотрудниками ОМВД «Щукино» подразделениями собственной безопасности ГУ МВД России по г. Москве и МВД России проводились служебные проверки, результаты которых были направлены в СК для принятия процессуального решения.

Источник

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ