Соединенные Штаты ищут повод для выхода из договора СНВ-3

Соединенные Штаты ищут повод для выхода из договора СНВ-3

Соединенные Штаты ищут повод для выхода из договора СНВ-3
Высокопоставленный представитель Белого дома заявил, что, разработка Россией гиперзвуковой крылатой ракеты ставит под вопрос возможность продления договора об ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3).
Как заявил чиновник, слова которого приводит Reuters, действия российской стороны по разработке новой ракеты вызывают сомнения относительно целесообразности продления СНВ-3 на следующие пять лет. Он отметил, что в администрации США полагают, что причиной взрыва на военном полигоне под Северодвинском в Архангельской области стало как раз проведение испытаний новой ракеты. При этом источник издания не располагает сведениями о причинах, повлекших за собой инцидент, а также о том, был ли взрыв ядерным.
Речь идет об инциденте, который произошел 8 августа. Согласно сообщению Минобороны РФ, детонация и возгорание имели место в ходе испытания жидкостной реактивной двигательной установки. В США же полагают, что случившееся связано с российской межконтинентальной крылатой ракетой 9М730 «Буревестник», которая может достичь любого уголка Земли, и в нескольких недавних докладах Пентагона упоминалась как новая потенциальная угроза.
Американская сторона не в первый раз обозначает свою озабоченность данным типом ракет. Выступая на слушаниях в сенате США в феврале 2019 года, командующий Стратегическим командованием США генерал Джон Хайтен отмечал, что межконтинентальная ракета «Буревестник» не нарушает договора СНВ. При этом он считает, что Россия, испытывая новую ракету, использует прорехи в договоре.

В тексте договора говорится, что, если одна из сторон увидит, что другая разрабатывает образцы стратегического оружия, она должна настоять на созыве совместной комиссии, отмечает генерал.

«Я не видел, чтобы такое было. Но мы видели, как они создавали мощности, которые находятся вне этого договора, и меня это беспокоит», — утверждает он.

После выхода США из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), СНВ-3 остается последним соглашением, сдерживающим гонку вооружений.

В соответствии с соглашением, стороны обязались сокращать свои стратегические наступательные вооружения, чтобы спустя семь лет после вступления документа в силу и в дальнейшем их суммарные количества не превышали: для развернутых межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет подводных лодок и тяжелых бомбардировщиков — 700 единиц, для боезарядов на них — 1550 единиц, а для развернутых и неразвернутых пусковых установок — 800 единиц.

Договор был подписан в 2010 году на тот момент президентами России и США Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой. Он вступил в силу в 2011 году.
Трамп же критически отзывался о договоре. Известно, что нынешний президент США не слишком интересуется проблемами контроля над вооружениями и в этом вопросе полагается на советника по национальной безопасности Джона Болтона.

Болтон известен своей позицией «ястреба» и противника любых договоров, которые сдерживают возможности США.

«Болтон — это человек, который похоронил ДРСМД, он похоронит и СНВ», — говорит «Газете.Ru» специалист в области международной безопасности, профессор МГИМО Виктор Мизин.

Сам Болтон, говоря о договоре СНВ, заявил, что «решение еще не принято», однако продление договора, который истекает в 2021 году, еще на пять лет «вряд ли возможно».

При этом позиция американской элиты по договору не так однозначна. Если Болтон и близкие ему люди в Белом доме и Госдепартаменте выступают против продления соглашения, часть членов Республиканской партии выступает за продление договора СНВ-3. Эту инициативу поддерживают и демократы — в начале августа в сенате был представлен законопроект представителей обеих партий в поддержку продления соглашения.
О том, что диалог между США и Россией по контролю над вооружениями надо продолжать, считает и уходящий со своего поста американский посол в Москве Джон Хантсман.

«Не думаю, что такие страны, как США и Россия — крупнейшие мировые ядерные державы — должны позволять себе закрывать двери и прекращать диалог», — сказал дипломат в интервью радиостанции «Эхо Москвы» в среду, 14 августа.

Высокопоставленные руководители Пентагона также считают договор важным. Несмотря на критику российской позиции, командующий Стратегическими силами Хайтен считает договор «витальным» для международной безопасности.

На слушаниях в сенате в феврале 2019 года Хайтен напомнил, что договор подразумевает инспекции, как со стороны США, так и России, в отношении ядерных арсеналов друг друга. Договор СНВ подразумевает проведение инспекций с коротким сроком действия. В случае, если соглашение перестанет существовать, стороны будут иметь мало возможностей для получения информации о намерениях друг-друга.

С этим утверждением согласен и профессор Мизин, который в 1980-е годы принимал участие в переговорах о разоружении с американской стороной.

«Этот договор дает нам транспарентность, с этим согласны и американцы, и если сейчас все обвалится, это будет конец всему контролю над ядерными вооружениями», — уверен он.

По мнению замглавы Национального управления по ядерной безопасности США Линтона Брукса, нет «никаких технических причин, по которым СНВ-3 не может быть сохранен», однако для этого требуется политическая воля. Проявить ее будет сложно, считает эксперт.

«Стороны относятся друг к другу с большим подозрением. Я с трудом могу вспомнить период, когда было так много подозрений», — сказал Брукс во время недавней конференции Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы в Риме.

По его словам, для того, чтобы сохранить договор, необходимо преодолеть взаимные противоречия между двумя странами в сфере международной безопасности. Они, отмечает Брукс, состоят в следующем: США хотят ограничить российское тактическое вооружение, с чем не согласна Россия, а Москва, в свою очередь, добивается ограничения размещения американских систем ПРО в Европе.

Решать эти проблемы, по мнению эксперта, можно позже, продлив договор СНВ на пять лет.

«Стороны должны воспользоваться этим временем, чтобы попытаться урегулировать свои разногласия. Но им также следует обсудить, как они будут действовать, если впервые за полвека мы столкнемся с перспективой отсутствия какого-либо юридического соглашения, помогающего регулировать наши отношения в ядерной сфере».

Что же касается российской позиции, то президент России Владимир Путин заявил, что Россия не будет продлевать Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), если этого не сделают другие стороны.

Пока неясно, какое решение в отношении договора по СНВ может принять президент США. Для продления соглашения нужно не так много времени, и не исключено, что Трамп может пойти на этот шаг в случае своего переизбрания в 2020 году — если он будет рассматривать это как часть выгодной для него сделки с Москвой.

Исходя из практики, на втором сроке президент США может легче пойти на заключение стратегических договоров, чтобы таким образом остаться в истории.

Стоит отметить, что именно так рассматривал свое президентство предшественник Трампа Обама, когда журналисты случайно подслушали его разговор с Медведевым на полях одного из саммитов в 2012 году.

«Это мои последние выборы, после них у меня появится больше гибкости», — сказал он. Речь шла в то время о вопросе американской ПРО в Европе.

Пока подобные темы не звучат в электоральной повестке Трампа, где преобладают вопросы миграции и торговая война с Китаем. Ситуация может измениться на промежуточных выборах осенью 2020 года — в случае, если демократы смогут взять контроль над сенатом.

«Контроль над вооружениями — это традиционная тема демократов, они имеют в этом наработанный багаж», — говорит «Газете.Ru» ведущий научный сотрудник МГИМО Сергей Ознобищев, специалист в вопросах контроля над вооружениями.

С этим утверждением согласен и заслуженный профессор кафедры политологии Колумбийского университета Роберт Легвольд. «Если президентские выборы 2020 года выиграет демократ, вполне возможно, что СНВ-3 можно ещё будет спасти», — отмечал ранее эксперт.

В свою очередь Мизин считает, что времени остается все меньше: «Часы тикают и, хотя час еще не пробил, стрелки уже приближаются к опасному времени».

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ