Столичный суд арестовал еще троих фигурантов дела о «массовых беспорядках»

Столичный суд арестовал еще троих фигурантов дела о «массовых беспорядках»

0
0

Пресненский районный суд Москвы отправил в СИЗО троих новых фигурантов дела о "массовых беспорядках" 27 июля

Пресненский районный суд Москвы отправил в СИЗО троих новых фигурантов дела о «массовых беспорядках» 27 июля. Их адвокаты настаивали на том, что в деле нет доказательств непосредственной вины их подзащитных, а при исследовании материалов дела речь шла об эпизодах обвинения, предъявляемых другим лицам. Тем не менее суд арестовал всех троих сроком на два месяца: мать одного из обвиняемых назвала суд «жестоким цирком», сообщает «Медиазона».

В числе новых фигурантов дела значатся активист из Нижнего Новгорода Владислав Барабанов, которого задержали повторно после отбывания семисуточного заключения по административной статье, Сергей Абаничев, которого обвиняют в «броске банкой в полицейского», студент МГТУ имени Баумана Даниил Конон, обвинение в отношении которого не конкретизировано, и Сергей Фомин, которого федеральные телеканалы называли «координатором протеста». Ранее у Фомина проходил обыск по делу о массовых беспорядках, его допрашивали как свидетеля, и его статус пока неясен.

Владислав Барабанов заявил ходатайство о допуске общественного защитника — юриста Юлии Аносовой. Адвокат Уткин поддержал ходатайство, однако судья отказала в допуске, заявив, что Барабанов уже обеспечен защитником. Барабанову предъявили обвинение по части 2 статьи 212 УК (участие в массовых беспорядках), которое подтверждается показаниями свидетелей и «другими доказательствами».Следователь заявил, что, оставаясь, на свободе Барабанов якобы может уничтожить доказательства по делу, которые еще не установлены, и продолжит заниматься преступной деятельностью.

В свою очередь, адвокат Уткин отметил, что в материалах дела нет информации о причастности Барабанова к какому-либо преступлению: так, в протоколах допросов отсутствует фамилия Барабанова. При этом в числе документов дела против Барабанова перечисляется рапорт омоновца Салиева, в которого попал мусорный бак (этот эпизод предъявлен совсем другому человеку), а также показания другого полицейского о прорыве оцепления у ресторана «Армения».

Сам Барабанов назвал обвинения абсурдными, дело — политически мотивированным, и связал его со своей деятельностью в Нижнем Новгороде. «Также я бы хотел сказать, что если я, находясь под стражей, начну оговаривать себя, это значит, что ко мне применялись пытки и психологическое давление», — заявил он. На вопрос судьи о том, что он делал в Москве, Барабанов отказался отвечать, сославшись на 51-ю статью Конституции.

Судья также упомянула рапорт сотрудника Центра «Э», где говорится о видеозаписи «Наша первая попытка свергнуть власть», на которой запечатлены события 27 июля в районе Петровского бульвара. Согласно рапорту, примерно в девять часов вечера Барабанов принял участие в митинге и «осуществлял координацию» протестующих. Также в материалах есть справка о Барабанове от Центра «Э», где говорится, что тот принимал «активное участие в противозаконной акции» 27 июля и якобы координировал участников акции в Палашевском переулке.

В материалах приведены скриншоты, на которых якобы изображен Барабанов. На видео, по которому было установлено участие Барабанова, видно, что он просто стоит, чуть выступив из ряда остальных демонстрантов. Адвокат Уткин заявил, что не усматривает доказательств необходимости ареста, однако судья заявила, что у Барабанова нет регистрации в Москве и официальной работы, и оставаясь на свободе, он может скрыться от следствия и суда. Было принято решение о его аресте на два месяца, до 27 сентября. Мать Барабанова назвала решение «жестоким цирком» и заявила, что гордится своим сыном.

Даниила Конона обвинили по части 2 статьи 212 УК, ходатайство о его аресте сроком на два месяца аргументировалось тем, что Конон скрылся с места преступления, и, оставаясь на свободе, может передать информацию о расследовании неустановленным лицам, причастным к тем же событиям. Конон заявил, что официально работал сборщиком подписей в штабе независимого кандидата в Мосгордуму, директора ФБК Ивана Жданова.

Адвокат Конона Григорий Червонный заявил, что за обвиняемого готовы поручиться преподаватели МГТУ имени Баумана, и попросил отложить заседание на 72 часа, чтобы собрать характеризующие материалы, трудовой договор, и данные о возможности внести залог, однако защите в этом было отказано. Адвокат также заявил, что у его подзащитного есть постоянное место жительства в Москве, нет родственников за рубежом, и он «не предпринимал попыток побега».

Он просил отказать в аресте Конона и избрать ему более мягкую меру пресечения: мать Конона заявила, что готова гарантировать и обеспечивать его явку к следователю по первой просьбе в случае избрания более мягкой меры пресечения. Перечислив документы и страницы дела, на которых они находятся, и не коснувшись содержания документов, суд также отправил Конона под арест на два месяца. При этом из зала суда вывели незарегистрированного кандидата в депутаты Любовь Соболь, которая предложила помощь матери Конона.

В ходе рассмотрения дела Сергея Абаничева адвокат Светлана Сидоркина подала ходатайство о приобщении документов, подтверждающих право собственности на жилое помещение, где живет Абаничев, о том, что он из многодетной семьи, характеристику с места жительства с положительными отзывами от соседей, справку с места работы, ксерокопию военного билета, грамоту Мосгордумы с благодарностью за успешную учебу в школе, ответ из ГИБДД о том, что он содействовал организации безопасности дорожного движения. Также адвокат просила приобщить медицинские документы, согласно которым два года назад Абаничев получил черепно-мозговую травму и переломы обеих рук после падения. Судья приобщил к делу документы, однако отказался отправить Абаничева на медицинскую экспертизу.

Абаничев был задержан по части 2 статьи 212 (участие в массовых беспорядках) в 21:50 3 августа, в тот же день ему предъявили обвинение. Как и в случае с другими фигурантами, следствие настаивало на аресте Абаничева, заявляя, что обвиняемый может уничтожить доказательства, а его состояние здоровья позволяет находиться в СИЗО. Домашний арест, по словам следователя, нельзя избрать, потому что в квартире с Абаничевым живет отец, и информация о деле может уйти третьим лицам.

Адвокат заявила, что следствие не предоставило никаких доказательств причастности ее подзащитного к преступлению: по ее словам, обвинение слово в слово повторяется для всех задержанных. «Мой подзащитный не мог понять, что ему вменяют, и только после общения со следователем он смог понять, что ему вменяется, что он бросил банку», — рассказала адвокат. По ее словам, речь идет о бумажном стаканчике, который Абаничев выбросил на землю. Она уверяет, что ее подзащитный вообще шел по другим делам, но увидел толпу, подошел узнать, что происходит, и после этого уже не смог выбраться из оцепления, а заинтересованности в участии в акции у него не было. Сидоркина также настаивает на том, что в материалах не представлено ни одного доказательства того, что Абаничев мешал ходу следствия, он не знает других фигурантов дела и почти не видел документов.

Исследуя материалы дела, судья упомянула омоновца Салиева, по бедру которого попала урна, и те же сведения о прорыве оцепления у магазина «Армения». Также упоминается справка Центра «Э» об Абаничеве, согласно которой он принимал «активное участие» в акции 27 июля. Сам Абаничев, ранее допрашивавшийся в качестве свидетеля, заявил, что 20 июля он из любопытства был на согласованном митинге на Сахарова, а 27 июля был на Тверской, приехав в магазин H&M. Толпу митингующих он решил покинуть, как только услышал крики. С собой у него был бумажный стаканчик из-под газировки, и в давке он решил выкинуть пустой стакан. В итоге суд арестовал его сроком на два месяца.

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ