Достигнуть единогласия, очевидно, было непросто. Недаром встречи на высшем уровне – между Москвой и Вашингтоном – в этом году оказались столь частыми: госсекретарь США Джон Керри дважды посещал столицу России, четырежды Владимир Путин беседовал с Бараком Обамой, а количеству переговоров с участием министра иностранных дел РФ Сергеем Лавровым  наблюдатели перестали вести счет.

Очевидно, что камнем преткновения и единственным принципиальным спорным моментом оставался вопрос по сохранению поста за президентом Сирии Башаром Асадом, ведь, собственно, война в этой арабской страны и началась после требования США: «Асад должен уйти!»

Сергей ЛавровВпрочем, судя по итоговому заявлению, вопрос о сирийском лидере обсудили в кулуарах и вносить в документ не стали. Во всяком случае, это подтверждают слова Керри: «Достигнутое соглашение дает сирийскому народу реальный выбор — не между Асадом и ИГИЛ, а между войной и миром. Когда я был в Москве, президент Путин подтвердил, что Асад готов участвовать в политическом процессе, сотрудничеству по формированию конституции и подготовке выборов». Кроме того, госсекретарь публично убедил общественность в том, что Москва и Вашингтон будут максимально расширять сотрудничество в борьбе с ИГИЛ.

План урегулирования конфликта в Сирии включает три основных пункта –  прекращение огня, создание новой сирийской конституции и проведение выборов. На его реализацию отведено 18 месяцев.

Однако главное значение достигнутого соглашения заключается в том, что по настоянию России проблема Сирии была возвращена в компетенцию ООН, и США, как основному возмутителю спокойствия во многих «горячих точках» планеты и, в первую очередь, на Ближнем Востоке, пришлось поубавить воинственный пыл и признать наравне с Западом, что без координации усилий с Россией навести порядок в регионе практически невозможно.

Дипломатическое сражение привело к победе. Эксперты, правда, предупреждают, что это – временное явление: есть еще Саудовская Аравия и Турция, у которых свои интересы в Сирии и отнюдь не миролюбивые. Тем не менее, Совет безопасности ООН склонился к варианту, который Россия предлагала еще четыре года назад.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ