Банк России впервые с 2014 года повысил ключевую ставку на 0,25 процентного...

Банк России впервые с 2014 года повысил ключевую ставку на 0,25 процентного пункта до 7,5% годовых

Заявление Председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной по итогам заседания Совета директоров 14 сентября 2018 года

За последние месяцы произошло существенное изменение внешних условий, вследствие чего усилились инфляционные риски. Для того чтобы ограничить влияние этих факторов на ценовую и финансовую стабильность, Банк России принял сегодня два решения.

Первое. Совет директоров Банка России принял решение повысить ключевую ставку до 7,5% годовых для ограничения инфляционных рисков. Это – риски повышения цен и инфляционных ожиданий в ответ на курсовую волатильность. Не надо забывать и о предстоящем увеличении НДС. Мы будем оценивать целесообразность дальнейшего повышения ключевой ставки, учитывая динамику инфляции и экономики относительно прогноза, а также риски со стороны внешних условий и реакции на них финансовых рынков.

Второе решение направлено на стабилизацию ситуации на финансовом рынке. Мы приняли решение приостановить до конца текущего года покупки иностранной валюты на внутреннем рынке в рамках бюджетного правила. В дальнейшем мы будем принимать решение о возобновлении регулярных покупок, оценивая фактическую ситуацию на финансовых рынках.

После возобновления регулярных покупок мы оценим возможность проведения отложенных в этом году покупок иностранной валюты. При этом начало регулярных и отложенных покупок может не совпадать во времени. По нашим оценкам, отложенные покупки могут растянуться на период более одного года.

Безусловно, приостановка покупок окажет влияние на платежный баланс и курсовую динамику. Мы учли это при подготовке прогноза и при принятии решения по ключевой ставке.

При нынешних ценах на нефть поступления по текущему счету платежного баланса до конца года составят около 30 млрд долларов, что в два раза превышает предстоящие выплаты по внешнему долгу (15 млрд долларов). При этом не менее половины, скорее всего, будет рефинансировано. Таким образом, у нас немаленький запас прочности со стороны текущего счета. В этих условиях принятое решение о приостановке покупки иностранной валюты на внутреннем рынке ограничит курсовую волатильность и ее влияние на динамику инфляции в ближайшие кварталы.

Теперь остановлюсь более подробно на тех факторах, которые учитывал Совет директоров, принимая решение о повышении ключевой ставки.

Во-первых, реализовались инфляционные риски со стороны внешних условий. В результате прогноз инфляции повышен даже с учетом принятых сегодня решений. Мы ожидаем инфляцию в интервале 3,8–4,2% по итогам 2018 года, 5–5,5% по итогам 2019 года с возвращением к 4% в 2020 году.

Ухудшение внешних условий связано с рядом причин. В августе произошло изменение геополитических факторов, возросла неопределенность относительно санкций против России. Возросшие геополитические риски наложились на отток капитала из развивающихся стран. В течение весны и лета в ряде стран с формирующимися рынками остро проявились накопленные ранее дисбалансы, что повлияло на их финансовые рынки, курсы валют, основные макроэкономические показатели. Такое развитие событий, когда оно захватывает не одну, а несколько стран, снижает склонность международных инвесторов к риску и приводит к оттоку капитала с развивающихся рынков в целом. Особенно когда в развитых странах процентные ставки повышаются.

Ослабление рубля в августе и начале сентября влечет за собой рост цен на товары и услуги. Оценка Банком России эффекта переноса валютного курса в годовую инфляцию не изменилась и составляет около 0,1 (одной десятой), то есть снижение номинального эффективного валютного курса на 10% добавляет к годовой инфляции 1 процентный пункт на горизонте 3–6 месяцев. К настоящему времени с начала года номинальный эффективный курс, по нашим расчетам, снизился примерно на 9%, что внесет вклад в годовую инфляцию порядка 0,9 процентного пункта.

По прогнозу Банка России, годовая инфляция возрастет с 3,1% в августе до 3,8–4,2% к концу этого года. Она дополнительно ускорится в первом полугодии 2019 года, когда проявится основной эффект повышения НДС, а затем темпы роста цен начнут снижаться.

Принятое решение по ключевой ставке, наряду с приостановкой покупки иностранной валюты на внутреннем рынке, позволяет ограничить рост годовой инфляции до 5–5,5% в 2019 году. Инфляция вернется к 4% в первой половине 2020 года, когда эффекты повышения НДС и курсовой динамики будут исчерпаны.

Второй фактор, который мы учитывали, – это повышение инфляционных ожиданий и высокая неопределенность их изменений в будущем.

Инфляционные ожидания населения повысились в мае и оставались в летние месяцы на этом повышенном уровне, а у бизнеса продолжили расти. Ослабление рубля, которое произошло в августе, может привести к дополнительному повышению инфляционных ожиданий.

В конце года весьма вероятна реакция инфляционных ожиданий и на предстоящее повышение НДС. Опросы показывают, что ожидания населения пока еще не начали его учитывать. При этом предприятия уже закладывают в свои ожидания решение о повышении НДС наряду с курсовой динамикой.

Такая ситуация, когда имеет место не одно, а целая череда проинфляционных событий – ослабление рубля в апреле, потом в августе, затем повышение НДС, – может усилить реакцию инфляционных ожиданий и сделать ее более длительной. Особенно пока инфляционные ожидания не заякорены.

Третий фактор, который мы принимали во внимание, – это денежно-кредитные условия.

Под воздействием прежде всего внешних факторов денежно-кредитные условия в российской экономике несколько ужесточились. Произошел значительный сдвиг вверх кривой доходности государственных облигаций. Некоторые банки начали повышать процентные ставки по депозитам и кредитам. Финансовые рынки уже заложились на повышение ключевой ставки. Повышение ключевой ставки, с одной стороны, позволит ставкам по депозитам остаться выше темпов инфляции, что поддержит привлекательность сбережений и сбалансированный рост потребления. С другой стороны, оперативная реакция денежно-кредитной политики позволит снизить инфляционные риски и при прочих равных раньше вернуться к циклу снижения ставки.

Важнейший фактор, который мы учитывали, – это состояние экономики. Здесь ситуация развивалась в соответствии с ожиданиями. Прогноз темпов роста ВВП на 2018 год остается неизменным и составляет 1,5–2%. Мы уточнили наш среднесрочный прогноз, приняв во внимание заявленные структурные и налогово-бюджетные меры, а также изменение внешних условий.

Темп прироста ВВП в 2019 году прогнозируется в границах 1,2–1,7%. По нашим оценкам, повышение НДС окажет лишь небольшое сдерживающее влияние на темпы экономического роста, учитывая, что дополнительные налоговые доходы планируется использовать в том же году для поддержки роста экономики.

Прогноз темпов прироста ВВП в 2020 году повышен до 1,8–2,3%. В последующие годы экономический рост может ускориться при условии успешной реализации структурных мер. В этом случае будет происходить увеличение не только текущих, но и потенциальных темпов роста ВВП. Поэтому ускорение экономического роста не будет сопровождаться увеличением инфляционного давления.

Мы несколько пересмотрели вверх траекторию цены на нефть, учитывая то, как сейчас складывается баланс спроса и предложения. В базовый сценарий мы закладываем постепенное снижение цен на нефть с текущих высоких уровней до 55 долларов за баррель в 2020–2021 годах. Этому будут способствовать расширение сланцевой добычи и постепенное смягчение ограничений на добычу нефти в рамках соглашения стран – экспортеров нефти. Первые шаги в этом направлении уже были сделаны в июне этого года. Однако мы не исключаем, что цены на нефть могут находиться вблизи текущих уровней еще продолжительное время, в том числе под влиянием различных геополитических факторов. В то же время изменение цен на нефть не окажет существенного влияния на темпы и структуру экономического роста, учитывая действие бюджетного правила. Оно сглаживает влияние конъюнктуры рынка энергоносителей на внутренние экономические условия и государственные финансы.

Прогноз сальдо текущего счета платежного баланса повышен с 85 до 98 млрд долларов в 2018 году (это около 6% ВВП). Он составит 75 млрд долларов в 2019 году и 45–50 млрд долларов, или порядка 3% ВВП, в 2020–2021 годах. Мы увеличили оценку отрицательного сальдо финансового счета по частному сектору в 2018 году с 30 до 55 млрд долларов. В дальнейшем, по нашим прогнозам, сальдо финансового счета по частному сектору заметно снизится – до 27 млрд долларов в 2019 году и около 18 млрд долларов в 2020–2021 годах. Поступления по текущему счету значительно превышают потребности в погашении внешних обязательств. Поэтому состояние платежного баланса не несет рисков для курсовой динамики и макроэкономической стабильности на прогнозном горизонте.

И в заключение хочу сказать, что сегодняшние решения являются ответом на возросшие инфляционные риски. При этом Банк России полагает, что оперативная реакция денежно-кредитной политики ограничит рост инфляционных рисков в будущем и создаст условия для смягчения денежно-кредитной политики в конце 2019 – первой половине 2020 года.

14 сентября 2018 года

Комментарий Банка России по операциям в рамках бюджетного правила

Банк России принял решение продлить приостановку покупки иностранной валюты на внутреннем рынке в рамках реализации механизма бюджетного правила до конца декабря 2018 года. Решение о возобновлении регулярных покупок иностранной валюты на внутреннем рынке в рамках выполнения механизма бюджетного правила будет приниматься с учетом фактической обстановки на финансовых рынках. Решение об отложенных в 2018 году покупках иностранной валюты на внутреннем рынке будет приниматься после возобновления регулярных покупок. Отложенные покупки могут быть осуществлены в течение 2019 года и последующих лет.

Данное решение принято в целях повышения предсказуемости действий денежных властей и снижения волатильности финансовых рынков.

14 сентября 2018 года

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ