Британский генерал: дело Скрипаля подпадает под статью 5 договора НАТО

Британский генерал: дело Скрипаля подпадает под статью 5 договора НАТО

5
0

Британский генерал: дело Скрипаля подпадает под статью 5 договора НАТО

Отставной британский генерал, экс-замкомандующего войсками НАТО в Европе Ричард Ширрефф рассказал DW о возможной реакции на отравление бывшего двойного агента Скрипаля и угрозе войны.

Ричард Ширрефф — отставной британский генерал, прослуживший около 40 лет. С 2011 по 2014 годы он занимал должность заместителя командующего объединенными вооруженными силами НАТО в Европе. В интервью DW Ширрефф рассказал, почему реакция Лондона на отравление боевым веществом предположительно российского происхождения бывшего двойного агента Сергея Скрипаля будет серьезной, как это касается НАТО и почему ускорение принятия Украины в альянс — плохой вариант ответа.

DW: Британское правительство подозревает Россию в покушении с использованием химического оружия, нервно-паралитического препарата, на своего гражданина, бывшего двойного агента Сергея Скрипаля. Расследование продолжается, привлечена армия. Насколько вы обеспокоены ситуацией?

Ричард Ширрефф: Мы должны очень беспокоиться, потому что это демонстрирует беспощадность России, если это была Россия. Но если взглянуть на потенциальные мотивы, на тот факт, что, как сказала премьер-министр Тереза Мэй, это было боевое нервно-паралитическое вещество, произведенное в России, то, боюсь, след четко указывает на Россию (Москва официально отвергла причастность к инциденту. — Ред. ).

Если это так, то это абсолютное презрение к международному праву. Это демонстрирует беспощадность, которая, как мне представляется, симптоматична для российского руководства, в частности, господина Путина, в его отношении к Западу. Поэтому нам, Западу, НАТО, нужно обратить на это внимание. Если наш ответ будет сильным, то беспокоиться не нужно.

— Как, по-вашему, должна отреагироватьВеликобритания?

— Думаю, судя по выдержанному тону заявления премьер-министра в понедельник, мы можем ожидать ряда мер, призванных продемонстрировать, что это неприемлемо. Потенциально это могут быть финансовые, политические, внешнеполитические меры, высылка дипломатов. Я не знаю, какие варианты обсуждаются в Лондоне, но уверен, что мы увидим подобающий ответ.

— Должна ли НАТО быть вовлечена в ответ Великобритании на предполагаемые действия России?

— Я думаю, что НАТО нужно привлечь. Доставка боевого нервно-паралитического вещества при нападении на суверенного члена НАТО — я считаю, что в 21-м веке это подпадает под статью 5 договора НАТО — вооруженное нападение на одного из членов альянса. Поэтому, конечно, здесь нужно привлечь НАТО. И я не сомневаюсь, что в Брюсселе послы при НАТО будут четко обдумывать, как проявить солидарность с Великобританией. В единстве мы можем обрести силу. НАТО за почти 70 лет продемонстрировала, что это самый успешный альянс в мире. Не сомневаюсь, что он справится с вызовами и в этом конкретном случае.

— То есть вы считаете, что дело Скрипаля подпадает под статью 5 основополагающего договора НАТО — нападение на одного союзника означает нападение на всех?

— Да, я так считаю. Если это доставка оружия на британскую землю потенциальным агрессором, то это очень четко подпадает под действие 5-й статьи.

— Как НАТО должна отреагировать на это? Некоторые британские СМИ обсуждают вариант усиления военного присутствия в Восточной Европе. Британия уже разместила свои силы в Эстонии. Нужно отправить еще?

— Я думаю, главное — достичь желаемого эффекта. Для меня желаемый эффект — позиция сдерживания со стороны НАТО, которая поднимает планку рисков достаточно высоко, чтобы никто, принимающий решения в Кремле или где бы то ни было, не подумал, что может просто так действовать на территории НАТО. Мы видели, как Россия угрожает балтийским странам на примере беспрецедентного уровня военной активности последних лет.

Я считаю, что требуемый эффект — это не только способность сдерживать ассиметричные гибридные атаки, такие, как мы видели в Солсбери (где был отравлен Скрипаль. — Ред.), кибератаки, деятельность, которой, как мы знаем, Россия занималась во время американских выборов президента. Это не обязательно означает увеличение контингента.

Это требует, чтобы войска, которые у НАТО там уже есть, четыре батальона, включая один под командованием Германии, были больше, чем политическая превентивная линия. Они должны быть частью боеспособной, хорошо обученной военной силы с четким планом действий на море, в небе и на суше, способной быстро организовать подкрепление, и быть полностью интегрированы в войска принимающих стран Балтии.

— Следует ли НАТО ускорить сближение с Украиной, например, предоставить ей План по подготовке к членству (ПДЧ)? Такой вариант как часть возможного ответа Британии упоминают в прессе. Это хорошая идея?

— Я не думаю, что это хорошая идея. Обещание (Украине. — Ред.) членства в НАТО на саммите в Бухаресте в 2008 году, не имея убедительных возможностей подкрепить его, было ошибкой. Страны НАТО находятся в хорошем положении для поддержки Украины, и нам стоит это делать. Лично я считаю, что это лучше всего делать на двусторонней основе, потому что предоставление безоговорочных гарантий Украине почти наверняка гарантирует войну НАТО с Россией. НАТО нужно признать, что это оборонительный альянс, что ее задача — защита территории стран НАТО.

Это не означает, что мы должны предоставить право вето господину Путину или кому бы то ни было относительно того, кто может стать членом НАТО. Но НАТО должна быть реалистом в стратегическом плане. Было правильным шагом принять страны Балтии и бывшего Варшавского договора. Но принятие Украины в НАТО не было бы прагматичным решением.

— Дело Скрипаля — не первый случай отравления бывшего российского агента в Великобритании. Самый известный — дело Александра Литвиненко в 2006 году. Была ли реакция Лондона тогда слишком слабой по отношению к России?

— Если за нападением на Скрипаля и его дочь действительно стоит Россия, тогда (после истории с Литвиненко. — Ред.) на фоне реакции Британии РФ могла подумать, что, мол, раз это сошло с рук, можно повторить. Поэтому важно поднять планку риска достаточно высоко, чтобы предотвратить такие нападения в будущем.

— Вы написали книгу о гипотетическом сценарии войны НАТО и России. Может ли нынешний инцидент стать одним из элементов такого сценария, но уже в реальности, который приведет к масштабной войне?

— Без эффективного сдерживания это вполне может стать частью череды катастрофических событий, недоразумений и ошибочных расчетов. Отсюда важность сдерживания, а для европейских стран — важность эффективного расходования средств на оборону. Мир не является данностью. Главное — предотвратить события, которые я описываю в книге. Я написал ее, чтобы показать хрупкость мира и необходимость НАТО повысить уровень обороноспособности. Если мы это сделаем, нам нечего бояться.                                   

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ