«Силовые машины» ждут милости США

«Силовые машины» ждут милости США

18
0

"Силовые машины" ждут милости США

«Черная метка» американских санкций в конце прошлой рабочей недели пришла совсем некстати для «Силовых машин». Компания бизнесмена Алексея Мордашова как раз запланировала поставлять на экспортные рынки до 70% всей своей продукции. Теперь же придется побороться и за существующие 57%. 

«Силовые машины» оказались в числе 21 физического и 9 юридических лиц, которые управление по контролю над иностранными активами минфина США (OFAC) включило в «список граждан особых категорий» (Specially Designated Nationals, SDN). Туда вошли лица из России и Украины, в том числе три человека и две организации, как указано в пресс-релизе на сайте американского ведомства, «связанные с передачей Россией четырех турбин российско-германским совместным предприятием в Крым».

Традиционно для санкций, американские компании и граждане теперь не могут вступать с фигурантами списка, и «Силовыми машинами» в частности, в любые финансовые отношения. Кроме того, компания Мордашова лишилась доступа ко всему, что связано с финансовой системой США. Это значит, что ей больше нельзя иметь счета в долларах в банках, которые проводят транзакции через США. Активы компаний из санкционного списка будут там заморожены.

Похоже, что решение стало для Алексея Мордашова в некотором роде неожиданностью. Еще 25 января он уверенно говорил на форуме в Давосе, что его компании не чувствует прямого влияния санкций.

«На частные компании, включая «Северсталь», санкции не оказывают непосредственного воздействия. В то же время они оказывают негативное влияние на деловой климат в стране, усиливая неопределенность и обеспокоенность инвесторов. А у нас и так достаточно вызовов, на которых стоит сфокусироваться, связанных и с новыми технологиями, и с геополитикой  в целом», – отмечал бизнесмен. Сейчас пресс-релиз с его цитатой недоступен на официальном сайте «Северстали».

В самих «Силовых машинах» 26 января сначала заявили журналистам о недоумении от решения. Но 29 января, после запроса «Фонтанки», прислали официальное заявление, в котором попытались переложить ответственность за поставки турбин в Крым на Siemens и даже понадеялись, что американцы «объективно разберутся в ситуации и снимут необоснованные санкции», вспомнив про правила ВТО. Полный текст заявления «Фонтанка» публиковала здесь.

Это в корне отличается от обычной в таких случаях официальной бравады государственных структур и близкого к ним бизнеса. Например, глава ВЭБа просто заявил, что к новым санкциям нужно относиться «как к дождю». 

«Вы знаете, как мы относимся к дождю? Ну есть и есть, будем под дождем работать», — рекомендовал Сергей Горьков в эфире телеканала «Россия 24».  

Но «дождливого» настроения у «Силовых машин» быть не может, поскольку в состав самой компании входят не только заводы в России, но и производства оборудования в Хорватии и Бразилии. А больше половина её заказов выполняется для зарубежных стран.

В активе компании производство энергетического оборудования по заказам Росатома для российских и зарубежных АЭС, строящихся в Белоруссии, Иране, Индии, Бангладеш. Производство нового и модернизация теплового и гидроэнергетического оборудования для электростанций в России и странах СНГ, а также странах Азии, Латинской Америки, Ближнего Востока. Кроме того, существенная часть заказов приходится на оказание сервисных услуг по обслуживанию и модернизации уже поставленного оборудования. Оно есть и на Украине, и в США, и в десятках других стран мира.

На Россию приходятся лишь 42% заказов «Силовых машин». И эта доля снижается. Еще два года назад «Силовые машины» выполняли 57% заказов в России. В последнем доступном годовом отчете за 2016 год компания заявляла о планах по расширению присутствия в странах Южной и Юго-Восточной Азии, Африки и Латинской Америки, надеясь в среднесрочной перспективе поставлять за рубеж до 70% всей своей продукции. То есть «Силовым машинам», в отличие от ВЭБа, есть что терять. 

Как пояснили «Фонтанке» в пресс-службе, компания сейчас анализирует возможные риски и прорабатывает меры по противодействию санкциям. Пока точно можно сказать, что у «Силовых машин» нет активов в США, в том числе и финансовых. Однако, как отметили в компании, они сотрудничают с американскими фирмами. «Какие последствия будут для них, это уже вопрос скорее к ним», – заявили в «Силовых машинах».

Эксперт-аналитик «Финам» Алексей Калачев заявил, что сами по себе американские санкции вряд ли напрямую существенно заденут «Силовые машины». По его словам, на ГЭС в США и Канаду до 1992 года было поставлено несколько гидротурбин и генераторов, и если они еще и работают, то вряд ли обслуживание их сколько-нибудь критично для компании. Но другое дело, если к санкциям против компании присоединится Евросоюз. 

«Но такое присоединение мне кажется не слишком вероятным. Санкционные списки США и ЕС могут различаться, и в вопросах сотрудничества с отдельными компаниями европейские государства могут проявить самостоятельность. У Siemens к «Силовым машинам», кажется, нет претензий, сама Siemens под американские санкции не попала, и их совместное предприятие тоже, поэтому я полагаю, что в Европе компанию не будут блокировать. Хотя, безусловно, определенный репутационный ущерб компании попадание в санкционные списки обеспечило – некоторые, особенно потенциальные, партнеры могут не вдаваться в детали и на всякий случай ограничить сотрудничество», – отметил он. 

Руководитель одного из крупных госпредприятий Петербурга, который попросил об анонимности, в разговоре с «Фонтанкой» отметил, что санкции скажутся не сейчас, а в долгосрочной перспективе, и в первую очередь на работе с банками по новым проектам.

«В России и СНГ число проектов ограничено, не зря «Силовые машины» планировали увеличить зарубежные контракты в портфеле до 70%. В условиях санкций привлекать заемные средства для проектов станет сложнее. Работать с компанией под американскими санкциями будут не все банки, и процентные ставки могут стать выше, что скажется на конкурентоспособности предложений».

По его мнению, других санкционных последствий возможно избежать. Например ограничение на расчеты в долларах можно обойти, переведя расчеты в национальную валюту страны-контрагента. Это увеличит валютные риски, но не подставит под удар саму деятельность компании на рынке развивающихся стран. Кроме того, можно применять компании-прокладки, посредников, формально не зависимых от фигуранта санкционного списка, и так далее.

«У корпоративных юристов большой опыт, правовой инструментарий и богатая фантазия. Какое-то время способы обхода ограничений работают. Потом санкционные формулировки меняют, пытаясь заткнуть обнаруженные дыры и пробелы. По сути, с переменным успехом будет идти гонка санкций, методов их обхода и новых ограничений. Но чем сложнее выстраивается эта конструкция, тем больше издержки и меньше эффективность. Так что полностью исключить ущерб от санкций не получится», – резюмировал Калачев. 

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ