Что Турции понадобилось в Африне?

Что Турции понадобилось в Африне?

15
0

Что Турции понадобилось в Африне?

Турция многократно получала предупреждения от влиятельных сил в регионе, обеспокоенных намерением Анкары начать операцию в Африне. Президент Сирии Башар Асад прямо предупреждал, что «это будет расценено как вторжение на территорию Сирии». Однако турецкое правительство под предводительством президента Реджепа Тайипа Эрдогана рискнуло.

Регионы, подконтрольные «Демократическому союзу» — сирийскому ответвлению Рабочей партии Курдистана (РПК), которая определяется Турцией как террористическая — Анкара расценивает в качестве угрозы своей национальной безопасности. Долгосрочные планы США относительно Африна также вызывают беспокойство. По мнению экспертов, при поддержке американцев будет создан «курдский коридор» до Средиземного моря, что приведет к созданию курдского государства. Турция естественно видит в объединении Африна с Кобани самую главную веху проекта «Курдский коридор», поэтому и стремится занять его. Однако может ли вторжение быть объяснено только этим? Или существуют иные причины для операции «Оливковая ветвь», которая может привести к большим потерям?

Если Турция пытается предотвратить формирование курдского государства у своих южных границ, тогда почему же публично поддерживала в Иракском Курдистане правительство Барзани. Автономии, наиболее близкого к созданию курдского государства? Сколько раз, приглашая Барзани в Турцию, приглашали его на митинги и предоставляли слово, наряду с другими ведущими деятелями страны, включая Эрдогана. Принимали в Анкаре в качестве национального лидера курдов. Встречали на площадях Диярбакыра накануне выборов в ноябре 2013 года выступлениями народного певца Шивана Первера, исполняющего песни на курдском языке, а также номерами известного певца курдского происхождения Ибрахима Татлысеса. В тот день на площадях Эрдоган лично называл приглашенных курдских деятелей «моими курдскими братьями». Разве не Анкара, связавшись с «Демократическим союзом», в ночь на 21 февраля 2015 года перенесла с территории Сирии на турецкую часть единственный клочок земли, принадлежавший Турции за пределами своих границ — гробницу Сулеймана Шаха, сыгравшего важную роль в становлении Османской Империи, потревожив его светлый дух?

Сейчас подул ветер «национализма» и «героизма». Вся работа проводится под видом «национальной угрозы». Более того, это делается вопреки двум крупным мировым державам — США и России. Все, абсолютно все эти действия Эрдогана и правящей Партии справедливости и развития (ПСР) рассчитаны на внутреннюю аудиторию. И все СМИ до потери пульса восторгаются! Потоком идут новости об «операциях в Африне» для того, чтобы потрафить публике. На первых позициях заголовки о великой Турции. Что ж, любому диктатору необходимы «приключения», чтобы сохранить власть внутри страны… Для удовлетворения этой потребности, во имя направляемых страной на верную погибель солдат, звучит призыв к войне, чтобы расквитаться за победу Асада, с которым еще до недавнего времени политики из Анкары вместе завтракали и весело проводили время. Если бы продолжились дружеские взаимоотношения Асада и Эрдогана, возможно, Сирия не стала бы такой, как сейчас. Миллионы людей не превратились бы в беженцев, и не погибли бы сотни тысяч людей.

Так почему же ПСР не договорилась с Дамаском? Почему Эрдоган, участвующий в «процессе Астаны» с Россией и Ираном, до сих пор называет Асада «террористом» и противится договору с Дамаском? Ответ на этот вопрос кроется в появлении третьей стратегии по Сирии. Давайте сначала последовательно разберем эти стратегии. Американская заключается в создании «проамериканского коридора» с опорой на «Демократический союз» / «Отряды народной самообороны» на севере Сирии. Вашингтон для этих целей сначала объявил ОНС «сухопутной силой» ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а потом направил «Отрядам народной самообороны» 4900 грузовиков с оружием и сейчас пытается создать из них «обычную армию».

Стратегией Эрдогана является захват севера Сирии и создание 82-й области Турции из Алеппо, расположенного к востоку от города Хатай. Причем, с самого начала, с самых первых дней ПСР мечтала о «захвате за 6 дней Дамаска и совершении победного намаза в мечети Омейядов». Эрдоган втайне стремился установить в Дамаске «братский режим». Это так и осталось несбыточной мечтой. Хотя и «завоевание северной Сирии» — тоже лишь мечта. Но для установления режима единоличного правления в Турции Эрдогану необходимо сохранять эту мечту в силе. При этом планы американцев и ПСР совпадают с точки зрения целей дробления Сирии. Их различает следующее: США хотят создать плацдарм для «Отрядов народной самообороны» в северной Сирии, Эрдоган — завладеть северной Сирией. Постоянные призывы турецкого правительства к Вашингтону быть с Анкарой, а не РПК, показывают «общность интересов». Эрдоган даже в этих условиях до сих пор может заявлять — «мы хотим выстраивать политику в регионе вместе с США».

Для тех, кто стремится к миру с соседями и выступает против раскола региона и настраивания народов друг против друга, есть лишь один вариант — сначала должен появиться договор между Анкарой и Дамаском. Здесь и появляется третья сила, региональная стратегия, ведущая роль в которой принадлежит России, которую поддерживает Иран. Если проанализировать высказывания российских должностных лиц, то сутью их является следующее: на протяжении сирийского кризиса курды достигли определенных успехов и невозможно не признать эти достижения. Необходимо вывести курдов из-под американского контроля посредством внушения мысли о важности сохранения территориальной целостности Сирии, в которой курды достигли успехов. Для этого нужно вернуть суверенитет сирийской армии на севере страны и созвать Конгресс сирийского национального диалога, куда войдут и курды. Эта третья стратегия является самой положительной с точки зрения сохранения целостности Сирии.

Москва ввиду того, что не считает планы Эрдогана реалистичными, а также потому, что на этом участке выступает против США, придерживается следующей тактики: укрепить свою стратегию настолько, насколько удастся отдалить ПСР от американского лагеря и открыть как можно больше пространства для Турции в Сирии. Для Анкары это выгодно с точки зрения собственной стратегии, когда она сможет получить выгоду от возможности предоставления Россией пространства в этой зоне. Очевидным путем выхода из кризиса и, самое главное, противостояния идее «проамериканского коридора» является договоренность с Дамаском! Тот, кто не договорится с Дамаском, не сможет противостоять «террористическому транзиту». Путь очевиден — на севере Сирии главное не создание «зоны ПСР», а защита территориальной целостности Сирии!

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ