В ходе рабочего визита министра обороны Ирана Хоссейна Дехгана в Москве было получено предложение о создании оборонного союза Россия-Иран.

Естественно, главной темой визита главы минобороны Ирана стал вопрос возобновления поставок С-300, запрет на которые Владимир Путин на днях снял своим указом. Иран крайне заинтересован, чтобы эта поставка реализовалась в кратчайшие сроки. Во-первых, потому, что эти системы усилят его позиции на переговорах с американцами, а во-вторых, они позволят защитить Исламскую республику от налетов как минимум саудовской, а то и израильской авиации в случае, если американо-иранская сделка все-таки будет заключена. Москва в данном вопросе пошла иранцам навстречу. «Мы договорились, что в течение одного месяца все аспекты, связанные с контрактом, будут обсуждаться и до конца года он будет реализован»,— сказал глава иранского Минобороны после встречи со своим российским коллегой Сергеем Шойгу.

Однако помимо обсуждения вопроса с С-300 иранский генерал выступил на IV Международной конференции по безопасности, где сделал ряд предложений России, Индии и Китаю.

Во-первых, он предложил этим странам совместно бороться с расплодившимися по Ближнему Востоку радикальными исламистами. «Террористические течения находятся в состоянии перехода от процесса ограниченных угроз безопасности в сторону создания регулярных военных структур. Поэтому Вооруженные Силы должны взять на себя ответственность за противодействие этим организованным террористическим течениям, — отметил Хоссейн Дехган. —  Независимые и свободные государства должны посредством сотрудничества и создания фронта сопротивления активно противостоять этим всевозрастающим требованиям для подавления всех тех, кто для достижения своих нелегитимных целей хочет использовать силу, оружие, преступления и массовые убийства, и не допустить, чтобы эти процессы при помощи военных вмешательств и террористической поддержки достигли своих нелегитимных целей».

Предложение более чем актуальное. По сути суннитские террористические группировки являются врагами для всех четырех государств.

Шиитский Иран и воюющая против радикалов Индия для них экзистенциальные враги по определению, а Россию и Китай крайне беспокоят собственные гастролеры из соответственно республикСеверного Кавказа1 и Синьцзян-Уйгурского автономного округа, которые воюют в рядах джихадистов, планируют вернуться домой и применить там полученные навыки. Кроме того, Москву и Пекин беспокоят такие же гастролеры из Средней Азии, способные в перспективе дестабилизировать ситуацию в среднеазиатских республиках. России радикализация Средней Азии не нужна в том числе и потому, что оттуда на российскую территорию прибывают трудовые мигранты, а китайцам необходима стабильность региона, из которого они планируют выкачивать большие объемы углеводородов. При этом как минимум три из указанных стран — Индия, Иран и Россия —  либо вообще не заигрывают с этими террористическими группировками (как это делает, например, Саудовская Аравия, США или Катар), либо не используют их друг против друга.

По всей видимости, иранцы предлагают Москве, Дели и Пекину создать «фронт сопротивления» в Сирии и Ираке.

В общем-то вполне логичное предложение, учитывая, что и в российских, и в китайских интересах вести эту войну не на своих территориях. Однако тут вопрос в наличии политической воли, прежде всего у Пекина. Китайцы, активно действующие в своем «домашнем» регионе Восточной Азии долгое время старались не занимать какую-то активную линию вне этого региона, предпочитая заниматься ползучей экспансией. И, конечно, они хотели бы по своей давней традиции решать свои проблемы чужими, прежде всего российскими руками. С другой стороны, более активная борьба против ИГ может стать неплохим плацдармом Китая для его более активной ближневосточной политики — необходимого атрибута великой державы. А Ближний Восток от Индии совсем далеко, она бы хотела вместе с Ираном и Китаем ликвидировать исламистскую угрозу с пространств Пакистана.

Между тем, министр сделал и другое, более глобальное предложение о совместных действиях. Он поддержал «идею о развитии многостороннего оборонного сотрудничества между Ираном, Китаем, Россией и Индией для противодействия целенаправленному движению по расширению НАТО на восток, размещению ракетного щита в Европе и более серьезной концентрации американских сил на юге и востоке Китая». И вот эта идея точно не найдет понимание ни в одной из трех столиц. Пекин и Дели принципиально не захотят участвовать в каких-либо антизападных блоках — что с Россией, что с Ираном. Это не говоря уже о том, что им даже в одном блоке друг с другом находиться неприятно — слишком много между Пекином и Дели противоречий. Что же касается Москвы, то идея российско-иранского альянса будоражит головы некоторых политологов, однако проект абсолютно нереалистичен. И не только потому, что у России и Ирана слишком много противоречий. А потому, что сам по себе российско-иранский альянс свяжет Москве руки, осложнит отношения как с Западом, так и с арабскими странами. Куда лучше в этой ситуации сохранять свободу маневра, как это делают китайцы.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. России в данном случае выгоднее просто поставлять Ирану оружие. Есть чем защищаться союзнику? И хорошо! Если Иран с Россией заключит любой из оборонных договоров, то на территории России могут начаться теракты, а этого не надо никому.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ