«Каждый «пьяный» рубль в казне – это 10 рублей из казны на...

«Каждый «пьяный» рубль в казне – это 10 рублей из казны на устранение последствий»

Автор:
3
0

Общественники отложили принятие алкогольных послаблений в Самарской области

Рынок нелегальной алкогольной продукции сегодня составляет от 30 до 40 %

Рынок нелегальной алкогольной продукции сегодня составляет от 30 до 40 %

24 октября на крыльце губернской думы самарские общественники провели пикет против послаблений в областном антиалкогольном законе. Организаторы акции планировали приурочить ее к заседанию, на котором предполагалось обсуждение и принятие новых поправок. В числе прочего сторонники проекта предлагают вернуть самарцам возможность покупать алкоголь с 8.00 до 23.00, в День российского студенчества (25 января), День молодежи (27 июня), Международный день студентов (17 ноября) и уточнить запрет на розничную продажу спиртного в нежилых помещениях многоквартирных домов. Однако обсуждение региональных антиалкогольных ограничений в этот день не состоялось. За полчаса до начала заседания вопрос исключили из повестки. Это дало противникам нововведений надежду, что скандальные поправки все же вынесут на общественное обсуждение, чего ранее не происходило. Подробности – в материале «ФедералПресс».

За здоровье и бюджет

Еще по теме

Стадион «Самара Арена» готов на 70 %

Торг уместен: самарские чиновники чуть не продали дом вместе с жильцами на аукционе

Законопроект о снятии областных ограничений на продажу спиртного месяцем ранее внес комитет губдумы про промышленности, торговле и предпринимательству. Его поддерживает минэкономразвития Самарской области и отдельные члены депутатского корпуса. В пояснительной записке к документу говорится, что за последние шесть лет областной рынок легальной алкогольной продукции сократился почти вдвое. По мнению инициаторов поправок, это не значит, что жители губернии стали меньше пить – уровень потребления компенсируется нелегальной продукцией. Иными словами, все предыдущие ограничения на уровне региона не приносят положительных результатов. Более того, народ стал чаще травиться контрафактной продукцией: в 2015 году – в шесть раз, в 2016 – более чем в 1,5 раза. Вторым аргументом авторов пояснительной записки стала финансовая сторона вопроса. Возросшие объемы неучтенного спиртного наносят урон областному бюджету. Разрешить ситуацию и вернуть региональной казне недостающие миллионы помогут послабления в антиалкогольном законе.

«При подготовке таких предложений мы ориентировались в первую очередь не на то, сколько может получить бюджет, а на то, сколько судеб и жизней будет спасено, – прокомментировал «ФедералПресс» первый замминистра экономразвития, инвестиций и торговли Самарской области Михаил Жданов, – в области за девять месяцев этого года зафиксировано более 1600 случаев отравлений от действия различных спиртов, в том числе летальным исходом окончилось более 210 случаев. К сожалению, по этим показателям с 2012 года у нас в области произошел многократный рост. Что касается финансовой стороны, то по самым скромным оценкам потери областного бюджета только по крепкой нелегальной алкогольной продукции составляют более 500 млн рублей. Если учитывать в расчете и пиво, цифра может увеличиться ориентировочно на 1 млрд. рублей». По информации замминистра, рынок нелегальной алкогольной продукции сегодня составляет от 30 до 40 % и может вырасти в ближайшее время из-за изменившегося регулирования точек общественного питания.

Поторопились

Однако такая позиция устраивает не всех народных избранников и общественников. Как и тот факт, что законопроект собирались принять наскоком, без участия населения. Что и стало основанием для пикета 24 октября. У здания губдумы с плакатами протестного содержания собрались представители депутатского корпуса, члены общественных и ветеранских организаций. Через полчаса после того, как пикетирующие разошлись, началось заседание, на котором ранее планировали обсудить законопроект. Но в повестке его уже не оказалось.

«Чье мнение сыграло конечную роль неизвестно – может, Дмитрия Азарова, а может других депутатов. Но факт позитивный. Это открывает возможности для обсуждения новых поправок с общественностью, сферами здравоохранения, с правоохранительными органами и местным самоуправлением, – сказал один из протестующих депутат губдумы Михаил Матвеев.

Главная деталь, что не дает покоя противникам инициативы, кроется в названии закона, в который вносят изменения: «О мерах по ограничению потребления (распития) алкогольной продукции на территории Самарской области». «Если закон направлен на ограничение потребления, почему из него убирают большинство запретов на потребление? Очевидно, сегодня минэкономразвития и некоторые депутаты не могут ответить на вопрос: какова конечная цель этих изменений? Чтобы население потребляло меньше алкоголя или чтобы росли продажи алкогольной продукции?» – спрашивает Матвеев. – Пояснительная записка к новому законопроекту рассчитана на людей, которые не могут сложить два и два. Чтобы понять мотивы ее авторов, надо вспомнить, с чего все началось».

А началось с посланий прошлого и позапрошлого годов экс-губернатора Николая Меркушкина. В числе критериев, по которым оценивается эффективность местного самоуправления, глава региона назвал долю продажи алкоголя местных производителей на территории субъекта РФ. «Фактически, по словам Меркушкина, главы муниципалитетов должны были принимать меры по увеличению этих продаж. Тогда, по моему мнению, и сделали ставку на алкоголизацию населения как способ пополнения бюджета», – уверен парламентарий.

«Государственная политика должна заключаться в борьбе с потреблением алкоголя. В этой связи заявления предыдущего губернатора с посылом «чем больше потребляют, тем лучше казне» – профанация, – говорит организатор пикета, член Совета депутатов Октябрьского внутригородского района г.о. Самара Максим Федоров. – Каждый «пьяный» рубль в казне – это, грубо говоря, 10 рублей из казны на устранение отрицательных последствий алкоголизации – болезней, вождения в пьяном виде и так далее. Выручки с продаж алкоголя бюджет не наполнят, но принесут массу сложностей в виде роста преступности и ухудшения здоровья населения. К тому же, как посчитать прирост средств от алкогольного рынка, если существенная часть его находится в тени? Неизвестно откуда и на каких условиях закупаются товаром те же «наливайки», которым дают карт-бланш. Я считаю, такая законодательная инициатива не сулит ничего хорошего. Пополнять бюджет можно иначе».

Под «наливайками» депутат подразумевает нежилые помещения многоквартирных домов, где продают горячительное. До сих пор в области действует запрет на розничную продажу алкоголя в таких местах, если размер торгового зала меньше 50 метров. Такое ограничение в свое время законодательно отсеяло большинство «разливаек» в жилых домах, которые находились в переоборудованных квартирах. Теперь им вновь дают право на жизнь.

«Вопрос спиртного в России всегда был сложнейшим, и чем больше мы о нем рассуждаем, тем больше понимаем, что решить его невозможно. Как и кто должен решать, кому и сколько пить? Ответить на это однозначно нельзя. Потому власть будет делать то, что нужно ей, а не населению», – говорит политолог Сергей Дьячков. Относительно привлечения средств за счет роста торговли спиртным эксперт придерживается того же мнения, что и народный избранник: «После того, как ровно 100 лет назад большевики пришли к власти, перед ними встал вопрос пополнения госбюджета. Общим голосованием решили наполнить казну за счет увеличения продаж алкоголя. Так посредством алкоголизации населения деньги потекли ручьем. Печально, что спустя век государственные органы занимаются тем же».

Кому выгодно?

Михаил Матвеев предполагает, что здоровье нации отошло для областных властей на второй план с тех пор, как в период губернаторства Николая Меркушкина закрылся комбинат «Родник». Крупнейший производитель алкоголя в Поволжье ежегодно приносил в бюджет региона 2 млрд рублей. Налоги в казну поступали как от производства, так и от продаж алкогольной продукции комбината. Вместе с ним закрыли и его структурные предприятия – Рождественский и Ново-Буянский спиртзаводы.

Отсюда, по словам депутата, и растут ноги нынешнего законопроекта: «Я не могу исключать, что имел место прямой лоббизм Меркушкина. И на местном уровне, возможно, у бывшего губернатора до сих пор есть соратники – кто-то, кто может получить выгоду от возврата в жилые дома «наливалок» и увеличения рабочих часов в магазинах для отпускания спиртного. Могу предположить, что лоббирует это какая-нибудь торговая сеть по продаже алкоголя. Движение этого законопроекта в последние два месяца напоминало планер – слишком гладко и быстро его приближали к принятию. Но даже после исчезновения мотора в лице Меркушкина планер продолжил лететь. Понятно, что новый руководитель области не имеет к этому отношения. Но лоббисты законопроекта могут воспользоваться удрученным состоянием областного бюджета и убедить Дмитрия Азарова в том, что увеличение продаж алкоголя исправит эту проблему. Впрочем, вряд ли осторожный Азаров примет столь непопулярное решение».

Не столь категоричен в оценках Сергей Дьячков. Политолог не усматривает прямого лоббизма государственных мужей в вопросе алкогольных послаблений. Но результат от этого не меняется: «Не думаю, что Меркушкин и представители правительства в этой теме руководствуются личными мотивами. Николай Иванович руководил областью и понимал, что с деньгами туго. Перед ним, как и перед всяким управленцем, постоянно возникала задача – искать деньги. Он выбрал этот вариант. То же самое делают и в правительстве после его отъезда. Но если нет лучших идей, как пополнять бюджет, это прискорбно», – заключает эксперт.

Роман Арсенин

Источник: ФедералПресс

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ