Экология или экономия? В Самарской области поставили крест на улучшении окружающей среды

Экология или экономия? В Самарской области поставили крест на улучшении окружающей среды

Автор:
1
0

16 октября члены комитета самарской губернской думы по жилищно-коммунальному хозяйству, топливно-энергетическому комплексу и охране окружающей среды ответили отказом народным избранникам и главе Новокуйбышевска. Те предложили депутатам губдумы выйти с инициативой в Правительство РФ – отправить письмо об увеличении платы предприятий за негативное воздействие на окружающую среду (НВОС). В начале 2017 года Белый дом снизил ставки для бизнеса по сборам за выбросы отходов производства. В результате и без того бедные муниципальные и областные бюджеты потеряли миллиардные суммы. Средств на устранение вреда, который наносят природе промкорпорации, в Самарской области отныне не будет. Притом, что экологическая ситуация региона в последние годы ухудшилась. Однако порыв новокуйбышевцев вернуть деньги бюджетам не вызвал воодушевления думского комитета. Возможно потому, что подавляющие его члены – главы крупнейших промышленных предприятий губернии. Подробности в материале «ФедералПресс».

А судьи кто?

Каждое промышленное предприятие по определению наносит вред экологии. И по закону об охране окружающей среды, материально компенсирует местной власти и государству НВОС, будь то выбросы в воздух, воду или захоронение отходов. По Бюджетному кодексу, 50 % этих денег направляют в муниципалитет, где находится предприятие, 45 % – в областной бюджет, и 5 % – в федеральный. Размер сумм определяется по коэффициентам в зависимости от тарифов и классов опасности. Новые ставки платы за НВОС, утвержденные Правительством РФ, позволят промышленным организациям платить в разы меньше.

Но стоит ли кидаться вернуть уплывшие из бюджетов деньги? Этим вопросом во вторник задались на заседании комитета губдумы по ЖКХ и охране окружающей среды. Заметим, что не менее пяти из девяти членов комитета имеют не только государственный интерес в решении такого рода вопросов. Председатель комитета Андрей Кислов, его зам Виталий Коротких и Владимир Субботин возглавляют областные структуры ПАО «Газпром», Николай Кузнецов – АО «РИТЭК», дочку «Лукойла», а Денис Волков – ГК «ЭкоВоз». Свой отказ поддержать инициативу новокуйбышевцев члены комитета обосновали тем, что повышение сборов с промышленных предприятий в итоге не оправдывается.

«Для многих муниципалитетов и регионов эти ставки стали дополнительным источником дохода бюджетов, – говорит Денис Волков. – В апреле президент России утвердил стратегию экологической безопасности страны до 2025 года. В ней указывается, что сборы с предприятий за негативное воздействие на экологию не тратятся на ликвидацию накопленного ущерба или природоохранные меры, а всего лишь наполняют бюджеты. Поэтому в нынешнем году Правительство решило понизить ставки – не забирать лишние деньги у предприятий, чтобы эту разницу они направляли на модернизацию своих мощностей и работу по охране окружающей среды. Модернизация обходится дорого, но за счет введенных послаблений для бизнеса на это появляются средства».

«Да, для бюджетов города и области такая потеря денег ощутима, – признает бизнесмен. – К примеру, если в прошлом году предприятия региона отдавали больше 700 млн, то в этом году соберут 230 или 250 млн. Но думаю, из тех 700 млн на охрану природы тратили не больше 100».

Как отметил предприниматель, члены комитета могли лишь рекомендовать Правительству пересмотреть вопрос о ставках и не более. Но возвращать прежние ставки нерентабельно.

«Здесь нашу позицию поддерживает и Росприроднадзор, поскольку собирает указанные платежи. Ведомство задает логичный вопрос органам власти Новокуйбышевска: какие из перечисленных ранее сумм потрачены в городе на благо экологии? Те не смогли ответить. Мое мнение таково: если предприятие загрязняет реку, то деньги, взятые у предприятия, должны идти на строительство очистных сооружений. Если предприятие создало отходы – деньги должны направлять на рекультивацию».

Когда-нибудь станет лучше

По словам другого члена комитета Михаила Матвеева, предложение о письме в Правительство отклонили, потому что на федеральном уровне готовятся соответствующие изменения, и их нужно дождаться. Даже не смотря на напряженную экологическую ситуацию. «На многих предприятиях наблюдается превышение предельной концентрации вредных выбросов за счет падения промышленного производства. На время кризиса загрязнения увеличиваются, в частности, в химической промышленности. За последнее десятилетие наблюдались улучшения,  но не за счет строительства новых и модернизации имеющихся очистных сооружений, а за счет сокращения выбросов», – считает депутат.

Мнение Матвеева о плохой экологии в Самарской области подтверждается региональной статистикой заболеваний. В первой тройке – легочные, сердечно-сосудистые и онкологические.

«Но вопреки расхожему мнению основную угрозу экологии в современном обществе представляет автомобиль, а вовсе не труба дымящегося завода, –  говорит народный избранник. – Составляющим автомобильных выбросов являются окиси тяжелых металлов, которые приводят к упомянутым заболеваниям. Страны Европы давно переходят на электромобили и в ближайшем будущем запретят двигатели внутреннего сгорания. У нас же количество машин на топливе лишь увеличивается. Оттого улучшение экологической обстановки на предприятиях в докризисный период было не заметно в масштабах области».  

Так сложилось, что Самарский регион промышленно развит: химия, нефтехимия, машиностроение и многое другое. Это порождает спектр отходов, которые сбрасывают в воздух, в воду и в землю. В то же время, как указывают экологи, жители области живут слишком концентрированно, а потому испытывают на себе последствия вредных выбросов. Сказывается и природная зона – лесостепь. По данным экспертов, только 20 % региона составляют леса, а должно быть не меньше 40. Отсюда уровень заболеваний дыхательных путей у нас на 30 % выше, чем в других субъектах РФ.

Какой же выход из сложившейся ситуации наиболее оптимален? Надеяться, что промышленные предприятия не поскупятся тратить на экологию деньги, сэкономленные за счет бюджетов? Или ждать снисхождения от Кабмина? Решение подсказывают сами экологи.

Возродить целевые фонды

Член Общественной палаты РФ, сопредседатель Международного социально-экологического союза Сергей Симак уверен: действующая система поиска средств на экологию негодна, сколько бы предприятия ни отчисляли в бюджеты.

«Плата организаций за негативное воздействие на окружающую среду служит двум целям. С одной стороны, это стимулирование предприятий минимизировать негативное воздействие на экологию, а с другой – аккумулировать финансовые ресурсы, которые могли бы пойти на улучшение состояния окружающей среды. Средства за НВОС поступают в бюджет и там растворяются. В условиях ухудшающейся экономической ситуации у властей тем более возникает соблазн потратить эти деньги на что угодно, только не на охрану окружающей среды. Более того, в России устоялась практика: при сокращении бюджетов больше всего урезать деньги на культуру и охрану природы. Так что сколько бы ни собирали с предприятий, бюджеты на экологию больше не станут».

При этом, как говорит Симак, стимулирующую роль платы за НВОС никто не отменял: организации, которые потребляют больше природных ресурсов и сильнее загрязняют окружающую среду, платят больше. Государство считает, что такие предприятия стремятся уменьшить свои расходы, для чего должны уменьшить и негативное влияние на экологию.

«Однако здесь есть подводные камни, – рассказывает эколог. – Предприятиям бывает выгодней платить за вред, чем модернизировать производство и менять технологию. Увеличение ставок заставило бы бизнесменов задуматься: что им выгоднее – отдать деньги за выбросы отходов производства или, к примеру, строить очистные сооружения?»

Но и тут одна проблема, говорит эксперт: «Все измерения негативного воздействия на природу определяются только по отчетам самих предприятий на основании данных их служб производственного контроля. Практика показывает, что верить им в большинстве случаев нельзя. Поэтому, как бы ни менялись эти цифры, в отсутствие стороннего контроля ничего не изменится».

Перечисляют ли предприятия деньги за вред окружающей среде в полной мере или нет, неизвестно. Но очевидно, что жители области влияние этих денег все равно не почувствуют.

«Пока расходы бюджета не окрашены, не являются целевыми и защищенными, результатов пополнения бюджета никто не увидит. Чтобы деньги от предприятий за НВОС не пропадали, необходимо восстановление системы целевых экологических фондов. Она существовала в России с 90-х годов. В 2000-х эти фонды ликвидировали. Общественные организации добиваются их возвращения больше 15 лет. Но те, от которых зависит такое решение, по понятным причинным не идут навстречу», – сожалеет Сергей Симак.

Изменение экологической ситуации в регионе теоретически зависит и от решений членов думского комитета по охране окружающей среды. Однако заседание от 16 октября заставило усомниться в его непредвзятости.

«Наивно полагать, что главы крупных промышленных предприятий проголосуют за увеличение платы с их организаций. Но будут ли они вкладывать сэкономленные деньги в улучшение производства – это вопрос, – рассуждает Симак. – Возможно, они сэкономят и там и там. Задачи бизнеса – зарабатывать деньги и минимализировать платежи, это нормально. Не нормально, что думы всех уровней представлены преимущественно бизнесменами, и что вопросы деятельности производств от имени экологов решают владельцы этих производств».

Источник: ФедералПресс

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ