Врио новой волны

Врио новой волны

Автор:
3
2

Фото: Виктор Коротаев / Коммерсантъ

C 25 сентября по 12 октября в отставку отправились главы 11 регионов. Еще 8 человек потеряли посты с января по апрель этого года. Эти перестановки проведены новым составом внутриполитического блока администрации президента (АП) во главе с Сергеем Кириенко. Таких массовых перестановок в губернаторском корпусе не было с 2012 года, когда перед возвращением прямых выборов глав регионов переназначения за пять месяцев были спешно проведены в 19 регионах. Тогда этот процесс курировал в АП Вячеслав Володин. Эксперты объясняют нынешнюю ротацию предстоящими выборами президента и предстоящими масштабными изменениями в правительстве и Госдуме.

Кадровые перестановки в губернаторском корпусе, начавшиеся 25 сентября отставкой губернатора Николая Меркушкина и завершившиеся 12 октября уходом главы Псковской области Андрея Турчака, в ходе которых власть поменялась в 11 регионах, стали самой крупной волной увольнений после ротации 2012 года, когда с января по март были заменены главы в 19 регионах. Тогда ротацию курировал назначенный в декабре 2011 года первым замглавы АП Вячеслав Володин, сейчас кадровые изменения проводит новый состав внутриполитического блока АП во главе с Сергеем Кириенко (назначен на пост в октябре 2016 года). В этом году первая волна увольнений пришлась на февраль, когда в отставку были отправлены пять губернаторов, еще двое — главы Марий Эл и Удмуртии — были сняты после того, как к ним возникли претензии у правоохранителей (кроме того, еще в январе пост потерял глава Адыгеи Аслан Тхакушинов).

Таким образом, под ротацию, как и в 2012 году, за год попали 19 губернаторов. Но цели у массовых замен на местах были разные, говорит политолог Александр Кынев: «Тогда замены шли по результатам выборов в Госдуму и президента (2011 и 2012 годы. — «Ъ»), сейчас напряженности нет, а ротация скорее предвыборная». По словам эксперта, тогда поменяли губернаторов в регионах, которые дали не самый высокий результат единороссам на думских выборах. «Им дали жестких руководителей: в Самару направили главу Мордовии Николая Меркушкина, в Волгоград — бывшего мэра Астрахани Сергея Боженова. Это были своеобразные репрессии», — сказал он. К тому же, в 2012 году после массовых акций протеста против фальсификаций на думских выборах были возвращены прямые выборы губернаторов, и до начала первой кампании Кремль спешно менял глав руководителей ключевых регионов (Подмосковье, Ленинградская область, Свердловская область, Пермский край).

А вот стилистика отставок и отношение к отставникам двух волн ротаций отличаются кардинально. В 2012 году отставники получали компенсационные посты. Экс-глава Костромской области Игорь Слюняев возглавил Минрегион, а до того заместителями главы ведомства стали три других отставника — Сергей Дарькин (Приморский край), Валерий Гаевский (Ставропольский край), Сергей Вахруков (Ярославская область). Смоленский губернатор Сергей Антуфьев занял пост представителя Россотрудничества в Польше (работал до 2016 года). Выходцы из крупных госкорпораций Владимир Артяков (Самарская область, «Ростех»), Павел Ипатов (Саратовская область, «Росатом»), Александр Мишарин (Свердловская область, РЖД) вернулись в свои компании, получили повышение и до сих работают там. При этом бывших губернаторов трудоустроили и после расформирования Минрегиона: Игорь Слюняев занимает пост вице-губернатора Санкт-Петербурга, господин Гаевский — сенатора, а Сергей Вахруков — замсекретаря Совета безопасности РФ.

В этом году даже весенняя волна отставок разительно отличается от осенней. В феврале отставников собрали на встречу в Кремле, и Владимир Путин анонсировал их дальнейшее трудоустройство. В итоге Виктор Басаргин (Пермский край) получил пост главы Ространснадзора, трое экс-губернаторов (Олег Ковалев, Вячеслав Наговицын и Сергей Митин) перебрались в Совет федерации, а экс-глава Карелии Александр Худилайнен — в совет директоров порта Усть-Луга. При этом каждому чиновнику дали право самостоятельно объявить о своей отставке на пресс-конференции.

Осенью с отставниками уже не церемонились. Президент публично не встретился ни с одним из уволенных губернаторов. Право объявлять об уходе им тоже не дали, что-то комментировать они могли уже только после появления указа президента. Выбились из графика только главы Дагестана и Красноярского края Рамзан Абдулатипов и Виктор Толоконский, объявившие об уходе до появления указов. В феврале отправляли в отставку тех, у кого истекают полномочия, за исключением арестованных губернаторов. В сентябре больше меняли непопулярных: например, Николая Меркушкина (Самарская область), Вадима Потомского (Орловская область), Виктора Толоконского, Валерия Шанцева (Нижегородская область). «Идут целенаправленные утечки об отставниках и преемниках, увольнения происходят каждый день — все рассчитано на максимальный пиар-эффект», — считает Александр Кынев.

Несмотря на заявленный Кремлем курс на омоложение кадров в рамках осенней пиар-кампании, большая часть назначенцев — люди среднего и даже вполне солидного возраста. Александру Уссу — 62 года, Владимиру Васильеву — 58 лет, Андрею Тарасенко — 54 года, Александру Буркову — 50 лет. Из 11 осенних врио только двое местные (Александр Усс и Дмитрий Азаров), остальные — «варяги», не имевшие до этого отношения к регионам (для сравнения, в 2012 году «варягов» было только 9 из 19).

Новых врио тоже не слишком активно анонсировали. На сайте президента была опубликована только стенограмма встречи с экс-руководителем фракции единороссов в Госдуме Владимиром Васильевым, назначенным врио главы Дагестана, что объясняется, видимо, особой ситуацией: республика впервые получила главу-«варяга», не связанного ни с одной из национальностей, имевших до сих пор право по негласной традиции делить главные посты в регионе. Остальные новости о назначениях были иллюстрированы только фото. «Такие встречи с „варягами“ однотипны и смысловой нагрузки не несут, кроме того, могут возникнуть вопросы к пониманию проблем в регионе», — говорит Александр Кынев.

На повышение во время осенних отставок ушел только Андрей Турчак (пост врио главы генсовета «Единой России»). Из остальных 10 уволенных в сентябре-октябре этого года губернаторов новые назначения получили только Николай Меркушкин (стал спецпредставителем президента в конгрессе финно-угорских народов) и коммунист Вадим Потомский (заместитель полпреда в Центральном федеральном округе). По словам Александра Кынева, такие назначения — «утонченное издевательство». «Удачными» эксперт называет назначение сенатора и бывшего мэра Самары Дмитрия Азарова на пост главы Самарской области и спикера заксобрания Красноярского края Александра Усса на пост главы региона: «Они способны выиграть реальные выборы. Самое неудачное назначение — десантирование в Новосибирск мэра Вологды Андрея Травникова, оно никак не аргументировано. Не самыми удачными выглядят назначения заместителей министра экономики в Нижегородскую область и НАО». Некоторые отставники говорят о «новых местах работы», но не называют их (например, экс-глава Приморского края Владимир Миклушевский) либо прямо заявляют, что не будут работать в госструктурах (экс-губернатор Красноярского края Виктор Толоконский).

По мнению политолога Ростислава Туровского, нынешние перестановки отличаются от прошлых еще и тем, что они свидетельствуют о грядущих перемещениях в правительстве и Госдуме. «Чиновники и депутаты переходят на губернаторские посты, которые становятся для них синицей в руке, они будут хвататься за любые предложенные должности. Например, из правительства уходят те, кто понимает, что не впишется в его новый состав, либо тот, кто впишется, но пока более полезен Кремлю в регионе, например, Глеб Никитин», — говорит эксперт.

Андрей Перцев

Читайте также

Источник

2 КОММЕНТАРИИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ