Он вам не Пучдемон: уйдет ли «в свисток» каталонский Майдан

Он вам не Пучдемон: уйдет ли «в свисток» каталонский Майдан

Автор:
6
0

12 октября Испания отмечала так называемый «День Испанидад». Несколько столетий назад в этот день экспедиция Колумба подошла к берегам Америки, и сегодня он официально отмечается Испанией (и некоторыми латиноамериканскими странами) как день открытия Америки.

Этот национальный праздник должен был напоминать испанцам о величии и мощи их нации, пусть это уже и в прошлом. Однако настроение у части населения было отнюдь не праздничное. Причина — состояние полной политической неопределенности, в котором сейчас живет Испания после проведения референдума о независимости Каталонии.

Задний ход?

10 октября вся Испания, затаив дыхание, следила за происходящим в парламенте Каталонии, где президент автономии Карлес Пучдемон должен был официально провозгласить рождение нового государства. Сторонники независимости Каталонии собрались на проспекте Льюиса Компаньша (президента правительства Каталонии, который был арестован и расстрелян Франко по обвинению в вооруженном восстании и повторением чьей участи Пучдемону пригрозил официальный Мадрид). Торжественное подписание декларации сначала было перенесено с шести часов на семь, что только повысило градус напряжения в Каталонии.

Однако… День, который должен был войти в историю и положить начало первый шагам самостоятельного государства (за что и голосовали 1 октября сторонники независимости Каталонии) закончился «символическим» подписанием декларации о независимости, которая даже толком не была провозглашена.

Спустя секунды после подписания президентом Каталонии Карлесом Пучдемоном и 72 двумя депутатами декларации о независимости, Пучдемон приостановил ее юридическую силу для дальнейшего диалога с центральным правительством.

Слабость, сговор или предательство?

Если после этого в Мадриде по словам представителя Социалистической партии Испании Педро Санчеса «выдохнули», то в самой Каталонии такое действие Пучдемона было встречено в штыки не только одной из самых радикальных партий «Кандидатура народного единства», которая абсолютно по-другому представляла себе объявление о рождении нового государства и обвинила Пучдемонта в потере возможности торжественно объявить о независимости Каталонии, но и обычными гражданами, которые не желали восьмисекундной независимости Каталонии и ждали вступления в силу закона о переходном периоде, чтобы начать строительство новой политической системы.

Безусловно, те люди, которые собрались на проспекте Льюиса Компаньша в ожидании оглашения независимости, крайне разочарованы и чувствуют себя обманутыми. «Сегодня президент обманул по крайней мере 2 миллиона человек», — такие комментарии появились во вторник вечером в соцсетях, имея в виду тех граждан, которые пришли голосовать на референдум 1 октября.

Еще конкретнее высказалось движение «Вперед», принадлежащее «Кандидатуре народного единства»: «10 октября правительство предало идею независимости, за которую голосовал народ. Правительство продемонстрировало, что не имеет намерений исполнять свои обязательства перед народом, несмотря на пять лет интенсивной пропаганды и призваний о создании собственного государства».

Красиво, не значит — правильно

Несмотря на упущенный момент «сделать красиво» и торжественно провозгласить независимость Каталонии, произошедшее имеет свою логику. С одной стороны Пучдемон призывом к диалогу предпочитает сохранить позитивный имидж Каталонии в глазах международного сообщества.

В понедельник глава ЕС Дональд Туск призвал Пучдемонта не провозглашать независимость Каталонии в одностороннем порядке, так как это «сделает невозможным диалог». Так что Пучдемон внял совету Туска и воспользовался статьей 4.4. закона о референдуме, где говорится, что в случае победы сторонников независимости Каталонии правительство автономии вправе предложить в последний раз переговоры с центральным правительством.

Специалисты по разводам

© Zuma\TASS

Пока декларация о независимости не вступила в силу — главная цель правительства Каталонии — найти посредников в странах Европы для решения сложившейся ситуации и попытается восстановить единство по вопросу независимости Каталонии, так как Пучдемон понимает, что мирный процесс отделения возможен только при международном посредничестве, вероятно, вспоминая опыт отделения Словении.

В этой восточноевропейской стране в конце 80-х годов также в результате выборов в парламент пришли сторонники независимости, так же как и в Каталонии. Они точно также как и Каталония в обход метрополии провели односторонний референдум, выиграли его, а потом заморозили действие своей декларации о независимости на несколько месяцев, чтобы обсудить ситуацию «развода» с официальным Белградом при международном посредничестве. Однако на этом сходство со Словенией у Каталонии заканчивается.

Решающее отличие

Действительно, словенцы находились в оппозиции к центральному правительству, которое препятствовало их отделению, однако у них было одно огромнейшее преимущество перед Каталонцами: свои вооруженные силы, которые они сумели создать, прекратив перечислять налоговые поступления в метрополию.

Словенцы финансировали этими средствами вооруженные формирования, которые заранее переподчинили себе. Последовавший военный конфликт, известный как «десятидневная война», сделал возможным переговоры между Словенией и Югославией при международном посредничестве, с последующим провозглашением независимости Словении.

У Каталонии кроме местной полиции вооруженные силы отсутствуют, так что силовой сценарий здесь исключен. Кроме того, есть и другие нюансы. Например, то, что явка на референдуме в Словении была куда выше (94% избирателей), чем в Каталонии — 43%. Это значит, что словенское общество по вопросу независимости были более едино, чем Каталонское, где результаты референдума регулярно ставятся под вопрос из-за довольно низкой явки, несмотря на то, что закон о референдуме не устанавливал ее минимум.

Страховка от мятежа

Мариано Рахой на внеочередном собрании Министров дал понять, что диалог с правительством Каталонии исключен. Сказав, что «невозможно вести диалог с тем, кто нарушает закон» и по результатам встречи министров направил Пучдемону требование в письменной форме до 16 октября объяснить, была ли все-таки провозглашена 10 октября независимость Каталонии или нет.

Положительный ответ Каталонского правительства развязывает Рахою руки и тот может временно приостановить самоуправление мятежного региона, призвав на помощь 155-статью Конституции, которая может быть применена в двух случаях. Первый — это если автономия «не выполняет обязательств, которые налагают на нее конституция или другие законы». Другой случай — «если действия автономии серьезно угрожают общегосударственным интересам Испании».

Именно для того, чтобы убедиться в том, что действия правительства Каталонии действительно угрожают интересам Испании, Рахой и потребовал от Пучдемона подтверждение провозглашения независимости Каталонии, а это первый шаг к применению 155 статьи. Однако, какие меры может применить Рахой, чтобы вернуть Каталонию в «испанскую семью», и насколько они будут жесткими, неизвестно.

Дело в том, что в самой 155 статье меры, «приструняющие» автономию, не прописаны. Статья требует, чтобы центральное правительство направило главе Сената предложение со списком конкретных мер, которые планируется применить к «непослушному» региону, в случае, если Пучдемон подтвердит, что независимость была провозглашена.

Потом эти предложения будут обсуждаться на Генеральной комиссии по делам автономных сообществ, где от Пучдемона потребуют все подтверждения фактов «подрывной деятельности», которые комиссия сочтет необходимыми.

Финальное предложение, в котором будут описаны меры, для возвращения в Каталонии конституционного порядка, должно быть принято на пленуме абсолютным большинством. Рахой уже заручился поддержкой главы Социалистической партии Испании Педро Санчеса, чтобы начать применение 155 статьи. «Социалисты всегда были на стороне права», — объяснил свое решение Санчес.

Если не хотят по-хорошему

В списке предложений о применяемых в соответствии со 155 статьей мерах, может быть что угодно: от установления контроля центрального правительства над рядом государственных учреждений Каталонии до ходатайства метрополии самостоятельно координировать действия местных служб безопасности и полиции. При этом не исключается и применение вооруженных сил, а министр иностранных дел Альфонсо Дастис допустил и арест Пучдемона.

Если же в Каталонии станет совсем «жарко», правительство также вправе применить 116 статью Конституции, куда более жесткую, чем 155. Речь идет о введении осадного положения. Как гласит органический закон об осадном положении, оно вводится, когда есть угроза неповиновения правительству или же силовые действия, направленные против суверенитета Испании, ее конституционного порядка или территориальной целостности.

Согласно этому закону, правительство может поручить вооруженным силам начать восстановление конституционного порядка. Причем как подчеркивает закон — это самая крайняя мера, когда остальные способы восстановить порядок уже исчерпаны.

Применение вооруженных сил против своих же граждан весьма маловероятно, так как этот жест уж точно «не поймет» Евросоюз. ЕС регулярно просит Мадрид соблюдать демократические принципы и права человека, хоть и признает, что происходящее в Каталонии — это внутреннее дело Испании и должно решаться в рамках действующего закона.

Министр обороны Испании Мария Долорес Коспедаль заверила в этот четверг, что «почти уверена»: ввод войск в Каталонию для установления конституционного порядка не понадобится. Однако все же напомнила, что «обязанность ВС — быть готовыми защищать свою страну, как внутри ее границ, так и за их пределами».

Реформа Конституции

В ситуации всеобщей неопределенности также неубедительно прозвучало признание правительства о необходимости реформировать действующую конституцию. Как сообщил глава социалистов Педро Санчес, с главой правительства достигнута договоренность через «шесть месяцев» начать процесс обсуждения конституционной реформы.

«Мы должны обсудить все за и против нашей территориальной модели. Пришел час конституционной реформы. Мы хотим говорить не о том, как уйдет Каталония, а как она останется» (в составе Испании), — заявил Санчес, разумно промолчав, будет ли в новый основной документ внесен пункт о самоопределении нации, которого так добивалась Каталония.

В ответ на требование Рахоя объяснить, что же все-таки произошло во вторник в парламенте Каталонии, Карлес Пучдемон кратко ответил в твиттере главе правительства: «Понятно», с горечью прибавив: «Просишь диалога, а тебе в ответ выкладывают на стол 155 статью».

Европа нам поможет?

Карлес Пучдемон, чья цель и политическое кредо — независимая Каталония, сейчас находится в самой уязвимой позиции. Меньше чем за неделю ему необходимо отыскать международных посредников, желательно из стран Евросоюза, которые пока не спешат поддерживать правительство Каталонии.

Страны ЕС, как и многие государства за его пределами, хоть и резко осудили действия официального Мадрида на референдуме из-за применения полицией насилия по отношению к голосующим, все же не признают референдум легальным.

Они отдают решение по вопросу независимости Каталонии на откуп метрополии, считая это внутренним делом отдельного государства и ссылаясь на необходимость следовать букве закона, который признает только единую и неделимую Испанию. Добиться противоположного у правительства Каталонии пока не получилось, и времени для поиска сторонников извне становится все меньше.

Кроме того действия Пучдемона вызвали непонимание, а где-то даже и осуждение среди многих сторонников независимости. В том числе, как среди рядовых граждан, так и в политических партиях, еще совсем недавно безоговорочно поддерживающих главу каталонского правительства.

Все это означает, что пока Пучдемону, которому предстояло стать «великим спасителем» Каталонии, грозит войти в историю в качестве великого неудачника, хотя и делать окончательные выводы пока еще рано.

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ