«Держись, братан»

«Держись, братан»

0
0

В Никулинском суде Москвы начался процесс над вором в законе Захарием Калашовым, известным как Шакро Молодой: обвинение уже назвало его главой преступного мира России и наследником знаменитого Аслана Усояна (Дед Хасан). Вместе с Шакро судят предполагаемых участников его преступной группы. Всего на скамье подсудимых 15 человек, которым вменяется два эпизода вымогательства у московских бизнесменов. Никто из них свою вину не признал, а обвинение подсудимые назвали «фантазиями». На первом заседании резонансного процесса побывала «Лента.ру».

Ротвейлер для подсудимых

«Фото, мото, гребля! Не ругайтесь, всем фотки достанутся, подойдете потом ко мне, всем выдам!» — выкрикнул короткостриженый крепкий мужчина, обращаясь к препирающимся фотокорреспонденту и операторам телеканалов.

«Вы кто?» — спросила у него строго сотрудница суда. «Я купил билеты на первый ряд», — попытался отшутиться мужчина. «Вы обычный слушатель? Или со стороны подсудимых? Отойдите в сторонку, вас проверят на алкоголь», — сказал ему сотрудница суда, проигнорировав попытку пошутить. Перед залом, где должен был начаться процесс над знаменитым вором в законе Захарием Калашовым, собралась толпа из суровых мужчин, молодых женщин и журналистов.

«Что там про моего брата написали?» — недружелюбно спросил один из них у представителей прессы. Вопрос повис в воздухе. «Телефон разобью», — прозвучала угроза. Журналисты уткнулись в свои телефоны, отвечать никто не рискнул. Тут публику позвали в зал суда, и люди, пихаясь и толкаясь, зашли внутрь. 15 подсудимых, разместившихся в двух клетках, охранял черный ротвейлер.

Судья начал устанавливать их личности, задавая вопросы о прописке, семейном положении и тому подобном. Оказалось, что у основного фигуранта дела Захария Калашова нет судимостей, зато есть трое несовершеннолетних детей. Имеет российское гражданство. У Андрея Кочуйкова, известного как Итальянец, которого пресса называет правой рукой Калашова, «нет ни жены, ни детей». А на вопрос судьи, кем он работал до ареста, Итальянец сказал: «Директором».

— Директором какой организации? — уточнил судья.

— Что-то с цветами связано, — ответил Кочуйков.

Эдуард Романов, сидящий рядом с Калашовым, на вопрос судьи о наличии судимостей ответил: «Нет, что вы!»

Двух подсудимых — Филиппа Домаскина и Алексея Китаева — в клетке не было, их судят посмертно. Их застрелил 14 декабря 2015 года у ресторана Elements на Рочдельской улице Эдуард Буданцев — адвокат хозяйки заведения Жанны Ким. Стрельба началась после неудавшихся переговоров, когда люди Калашова, по версии следствия, вымогали у Ким восемь миллионов рублей.

Наследник воровского престола

Обстоятельства перестрелки у Elements и то, что ей предшествовало, рассказала в суде гособвинитель.

По ее словам, в 2013 году, после гибели вора в законе Аслана Усояна, который был застрелен снайпером во дворе ресторана «Старый фаэтон», Захарий Калашов занял лидирующее положение в криминальном мире.

«В группе существовало отчисление в так называемый воровской общак. На основе четкого распределения ролей и субординации в организованной преступной группе Калашов распределял между участниками организованных групп незаконно добытое имущество и денежные средства», — огласила прокурор обвинительное заключение.

Калашов, как утверждает обвинение, назначал руководителей нижестоящих звеньев и контролировал их противоправную деятельность. Здесь стоит отметить, что официально Шакро Молодому не вменяется организация преступного сообщества лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии (часть 4 статьи 210 УК РФ), однако из слов гособвинителя можно сделать вывод, что следствие это все-таки предполагает.

«Никакой 210 статьи в обвинении нет», — заявил «Ленте.ру» адвокат Калашова Александр Гофштейн.

Место покушения на предполагаемого криминального авторитета Аслана Усояна (Дед Хасан) в центре Москвы оцеплено полицией

Место покушения на предполагаемого криминального авторитета Аслана Усояна (Дед Хасан) в центре Москвы оцеплено полицией

Фото: Андрей Стенин / РИА Новости

Далее прокурор рассказала, что в феврале 2015 года Калашов поручил Батыру Бекмурадову, который был его охранником, и Кочуйкову, «разделявшему его криминальные взгляды», создать преступные группы для вымогательства средств и имущества у представителей бизнеса.

На деньги Шакро Молодого Бекмурадов и Кочуйков приобрели ЧОП «Защитник» и «Заслон», чтобы «придать легальность своей деятельности» и получить возможность обзавестись оружием. Обе охранные компании, отметила прокурор, сформировали из представителей преступного мира, бывших спортсменов и людей с опытом боевых действий.

Там же работали подсудимые Алексей Максимов, Александр Голубев (он занимался подбором кадров, пояснила прокурор), Эдуард Романов, именуемый Дюбель, Ян Сорокин, Вадим Прохоров, Зелимхан Патиев. Они, как считает следствие, занимались вымогательством и психологическим давлением на потерпевших. Бекмурадов и Кочуйков, опять же на средства Шакро Молодого, приобрели пистолеты, патроны и автомобили.

Бывший сотрудник главного управления по борьбе с оргпреступностью (ГУБОП) МВД РФ Евгений Суржиков, по словам гособвинителя, занимался налаживанием коррупционных связей в правоохранительных органах. Кстати, он единственный из подсудимых находится под домашним арестом. Жертвы для вымогательства выбирались из числа тех, у кого имелись долговые споры, или же предприниматели со стабильно высокими доходами, указала прокурор.

Стрельба на Пресне

Как сообщила гособвинитель, Калашов узнал, что владелица ресторана Elements на Рочдельской улице в Москве Жанна Ким задолжала крупную сумму денег знакомой его жены — дизайнеру Фатиме Мисиковой. Он решил воспользоваться этим, чтобы «отжать» у нее бизнес. Бекмурадову и Кочуйкову было поручено объединить усилия и начать «давить» на Ким — требовать у нее восемь миллионов рублей.

Ей звонили и угрожали расправой, указала прокурор. Ким отказывалась платить, и 14 декабря 2015 года было решено ехать к ней в ресторан. Калашов поручил Мисиковой организовать встречу, на которую приехали Романов, Кочуйков, Китаев, Домаскин, Суржиков, Николаев, Гамидов.

Как уже известно, эта встреча закончилась перестрелкой. Адвокат Эдуард Буданцев, бывший офицер КГБ и МВД, вызванный в ресторан его доверительницей Жанной Ким, застрелил Китаева и Домаскина и ранил Кочуйкова. Сам он был сильно избит, двое его товарищей получили ранения.

«Ким рассказала, что ее знакомая Фатима Мисикова производила ремонт в ресторане. В соответствии с выполненным объемом работы Ким заплатила ей 600 тысяч евро. Люди, которые приехали, якобы представляли интересы строительных организаций: говорили, что им не заплатили, на что Ким сказала, что деньги отдала Мисиковой. Но деньги до строителей не дошли», — пересказал показания своей клиентки Буданцев, давая показания по другому уголовному делу, связанному с инцидентом у ресторана. В Пресненском суде Москвы сейчас судят за халатность троих сотрудников полиции, допустивших перестрелку.

Буданцева поначалу обвинили в убийстве, но недавно переквалифицировали обвинение на необходимую самооборону. Стрельба на Рочдельской привела к аресту не только Шакро Молодого, но и троих высокопоставленных сотрудников Следственного комитета России (СКР), которых он якобы подкупил: заплатил полмиллиона евро за освобождение из СИЗО Кочуйкова, арестованного как участника перестрелки.

Не рестораном единым

Второй жертвой подсудимых, говорится в обвинительном заключении, стал гендиректор компании «Норднефтьгаз» Гарамов. У него был успешный бизнес и разногласия с партнером по имени Руслан, сообщила прокурор. По ее словам, Бекмурадов и его подручные несколько раз приезжали к нему в офис и угрожали расправой, если он не заплатит им 10 миллионов рублей. При этом утверждали, что действуют от имени того самого Руслана. Гарамов каждый раз отказывался платить, и в феврале 2016 года его избили на улице. Тогда он обратился в правоохранительные органы.

Охрана одного из самых влиятельных воров в законе Захария Калашова по кличке Шакро Молодой, который был задержан сотрудниками правоохранительных органов по подозрению в вымогательстве

Охрана одного из самых влиятельных воров в законе Захария Калашова по кличке Шакро Молодой, который был задержан сотрудниками правоохранительных органов по подозрению в вымогательстве

Фото: Пресс-служба МВД РФ / РИА Новости

Ни Гарамов, ни его адвокат не явились на судебное заседание по делу Калашова и остальных. Жанна Ким тоже не пришла. Ее адвокат сообщил «Ленте.ру», что ему даже не известно, где находится его клиентка. «Насколько мне известно, она не в Казахстане, а где-то в Европе», — сказал юрист. Рестораторша проигнорировала и процесс над полицейскими, где тоже является потерпевшей. Весной, когда этот суд только начинался, ее адвокат заявлял, что Ким опасается за свою жизнь, поэтому не хочет приезжать в Россию.

Пошли в отказ

После оглашения обвинительного заключения судья поинтересовался у Калашова, признает ли он свою вину в вымогательствах. «Не признаю», — ответил он.

«Признаю ли я вину? Да это все равно что предложить мне поменять сексуальную ориентацию», — рассмеявшись, сказал Кочуйков.

Бекмурадов назвал обвинение «фантазиями», которые мог «придумать только нездоровый ум», и посоветовал тому человеку проверится у психиатра. Остальные подсудимые тоже заявили, что категорически не признают себя виновными.

«Гамидов — обычный рабочий, прораб. Он приехал туда (в ресторан), чтобы узнать, нет ли претензий к его работе и когда ему заплатят. Ему должны были заплатить два миллиона рублей. После того как там все переругались, он уехал оттуда. Спокойно жил, а летом его арестовали (в июле 2016 года), и полтора года он сидит непонятно за что», — рассказал «Ленте.ру» друг подсудимого Дмитрий.

Захарий Калашов (первый справа)

Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

По его словам, Гамидова вызвала в ресторан Мисикова. Она нанимала его на работу, сама после перестрелки скрылась, и теперь следствие пытается сделать из прораба заказчика. «Он уже и денег своих не хочет, только бы отпустили домой, к семье, у него третий ребенок недавно родился. Люди за воровство миллиардов дома сидят, а тут за свои деньги посадили», — говорит Дмитрий.

«Калашов рассчитывает на справедливость, а настроение у него — как у человека, необоснованно заключенного под стражу», — заявил журналистам адвокат Александр Гофштейн. Судебные слушания по делу о вымогательствах будут проходить по вторникам, решил судья. Первоначально он предложил четверги, но подсудимые в один голос закричали, что это банный день.

Провожали Калашова и остальных фигурантов из зала судебного заседания ободряющими «Братан, держись!».

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ