«Серп и молот отправляется в зенит». Самарская фабрика-кухня не дождется нового подрядчика

«Серп и молот отправляется в зенит». Самарская фабрика-кухня не дождется нового подрядчика

Автор:
2
0

Накануне стало известно, что министерство культуры РФ решило расторгнуть договор на восстановление самарской фабрики-кухни с петербуржской компанией ООО «СК ЭТС». По версии минкульта, подрядчик завысил стоимость контракта после его заключения. Не получив желаемой суммы, СК ЭТС прекратила работы по ремонту и реконструкции. Объект культурного наследия федерального значения оказался брошен на несколько месяцев. Вскоре состояние памятника архитектуры встревожило самарских архитекторов. Авторы проекта по реставрации указали, что в ходе работ подрядчик частично демонтировал перекрытия и раскопал фундаменты. В таком состоянии не законсервированное здание простояло до осени. Как говорят эксперты, под воздействием осадков фабрика-кухня может разрушиться, не успев дождаться нового подрядчика. Искать его поручили заказчику проекта ФГБУК «Государственный музейно-выставочный центр РОСИЗО». Однако знакомые с ситуацией понимают, что процесс затянется на месяцы вперед. Сможет ли единственный в своем роде памятник архитектуры пережить эту зиму? Подробности в материале ФедералПресс.

ООО «СК ЭТС» приступило к восстановлению фабрики-кухни завода им. Масленникова в конце 2016 года. Стоимость контракта по итогам торгов составила 577,1 млн руб. Но, как утверждают обе стороны, в процессе подрядчик выставил иную сумму.

«Контракт оказался под угрозой, когда в ходе его исполнения в документах обнаружились дополнительные работы, которые ранее не указывались. На сегодня оплачены из бюджета только те работы, которые мы приняли, — рассказал директор СФ ГМВЦ «РОСИЗО» Роман Коржов. — Почему подрядчик спешно оставил объект в такое время, сказать не берусь. Могу лишь предположить, что, по мнению представителей той стороны, имело место недофинансирование. Однако работы оплачивались по факту сдачи».

Свою позицию ФедаралПресс изложили и представили подрядной организации:

«При выполнении демонтажных работ выявилось несоответствие проектной документации, которую представили на аукционе, с реальным положением дел. Проект потребовал существенных корректировок и указал на необходимость проведения дополнительных работ. Проектированием занимались третьи лица, и документ прошел государственную экспертизу. Но когда рабочие вышли на площадку, выяснилось, что строить по такому проекту нельзя, он не обеспечивает надежности дальнейшей эксплуатации здания».

Как отметили в пресс-службе СК ЭТС, предоставить проект в надлежащем виде – обязанность заказчика. Если министерство культуры проводит торги на ремонтные и восстановительные работы, в его зону ответственности входит и контроль предоставления проектной документации. «Мы пытались воспользоваться своим правом по закону о контрактной системе и увеличить стоимость контракта на 10 %, но не достигли понимания с заказчиком. Более того, мы выполнили работу примерно на 70 миллионов рублей, а по документам заказчика закрыта лишь половина. Эти 70 миллионов мы потратили на дополнительные работы по обеспечению надежности здания, и нам их не компенсировали. Это существенные денежные потери», — уверяют в компании.

В результате конфликта не поделивших деньги сторон, как всегда, страдает предмет договора. Роман Коржев, подчеркивает: «Здание уникально, примеров сочетания аналогичной постройки и функционирования нет нигде в мире. Даже в том виде, в котором оно стоит, можно оценить прелести архитектуры и замысел автора. Так что это не пагубный, а весьма почетный проект». Тем не менее, фабрика-кухня осталась без единственного подрядчика и консервации. «Печально, что здание оказалось брошенным в такой момент, но оплатить консервацию здания должен заказчик, — говорит представитель СК ЭТС. — Это дорогостоящий процесс, и мы не можем себе этого позволить, учитывая понесенные траты. На сегодня мы лишь уведомили заказчика, что останавливаем работу, поскольку нет обновленного проектного решения».

Кто оказался прав в этой ситуации, разобраться не просто. Эксперты утверждают, что в случившемся есть вина обеих сторон. В сентябре представители Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры направили письмо на имя министра Владимира Мединского, указав на «грубые нарушения» компании-подрядчика: «Под частью здания сегодня вырыт котлован ниже уровня заложения фундамента. В связи с отсутствием кровли возникла реальная опасность обрушения здания». С этим утверждением согласен один из авторов проекта перепрофилирования фабрики-кухни Александр Исаков:

«Здание разрушается, так как атмосферные осадки подмывают фундаменты, которые раскопал подрядчик. И раскопал ниже «подошвы». Это может привезти к обвалу. Оставлять здание в таком состоянии – преступление. Представители «ЭТС» говорят, что объект переживет эту зиму в таком виде. Мы же сомневаемся. До нового подрядчика архитектурный памятник, возможно, не простоит. Здание постройки 1932 года – одно из первых в Самаре, возведенных из бетона. Специалисты из Германии, которые осматривали перекрытия, подтверждали их надежность. Но насколько прочна фабрика-кухня сегодня, мы скоро увидим. Будет ли подлежать восстановлению здание в случае разрушения, заранее не предугадать. Даже если да, это будет другая работа, другая смета и другие расходы», — считает архитектор.

Соавтор проекта Виталий Стадников, в свою очередь, указывает и на бездействие заказчика: «Работы по объекту не вели с июня, потеряв весь теплый сезон. За время реставрации провели только демонтаж. Между тем полностью демонтировать кровлю на этом этапе было необязательно. РОСИЗО все это время ничего не предпринимало. Так начался холодный сезон».

Ему возражает Роман Коржев: «Мы выполняли свои обязательства по контролю на протяжении всего времени действия контракта, и продолжаем это делать по сей день, пока договор не расторгнут. А произойдет это или нет, станет известно после 12 октября, когда пройдет выездное совещание на территории фабрики-кухни».

С архитекторами согласен депутат самарской губернской думы Михаил Матвеев: «Вопрос о смене подрядчика встал осенью, когда здание может рухнуть. Или, по крайней мере, серьезно пострадать. Понятно, что это грозит возбуждением в отношении подрядчика уголовного дела, но нам от этого легче не будет. Тем более что вина заказчика здесь тоже присутствует, если он вовремя не проконтролировал подрядчика, доведя процесс до такого исхода».

Как напоминает народный избранник, замена подрядчика порождает длинный бюрократический процесс, не говоря о торгах, на которые могут уйти недели или месяцы. Все это время здание будет открыто стихиям. Увы, на ситуацию вряд ли повлияет и новоиспеченный реформатор — врио губернатора Самарской области. «Даже если областные власти захотели бы выделить деньги на восстановительные работы, юридически это невозможно в отсутствие подрядчика – зайти абы кому на объект федерального значения и что-то там делать. Вряд ли кто-то возьмет на себя такую ответственность», предполагает Матвеев.

Дело осложняется тем, что в 2013 году здание перешло в областную собственность от прежнего владельца – ООО «Самарский пассаж» на условиях обмена площадями. По договору, региональное правительство обязалось передать бывшему собственнику площади в строящемся административном здании на площади Урицкого. «Эта договоренность со стороны кабмина до сих пор не выполнена, поскольку само здание на площади Урицкого не введено в эксплуатацию, — говорит Михаил Матвеев. — Поэтому бывший собственник обратился в арбитражный суд с требованием вернуть себе здание фабрики-кухни». Впрочем, для статуса памятника архитектуры не столь важно, кто является собственником. Если на объект выданы охранные обязательства, они должны выполняться. Проблема в том, что здание вот-вот рухнет, и делить окажется нечего.

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ