Владимир Крицкий: «Лоббизм в строительстве – нормальное состояние»

Владимир Крицкий: «Лоббизм в строительстве – нормальное состояние»

Автор:
6
0

Депутат гордумы Екатеринбурга, управляющий по недвижимости «Группы ЛСР» на Урале Владимир Крицкий известен как главный защитник застройщиков в спорах с чиновниками: он активно критиковал новый закон о долевом строительстве и правила благоустройства областного центра. В интервью «ФедералПресс» Крицкий рассказал о том, почему ему не удалось отстоять в градсовете проект застройки квартала «Экспо-2025», что Екатеринбургу стоит позаимствовать у Москвы, как панельные дома сохраняют позиции на рынке и где стоит ожидать открытия новых социальных объектов.

«За объездной дорогой еще не периферия»

– Вас считают одним из крупнейших экспертов и лоббистов в Екатеринбурге по отрасли: вы были ответственным за строительство в мэрии, а теперь возглавляете крупную компанию.

– Экспертом я себя не считаю, но высказываю свою точку зрения на те процессы, которые сегодня происходят. Безусловно, представительство «Группы ЛСР» на Урале является одним из самых крупных игроков на строительном рынке Екатеринбурга. Мы считаем, что по-другому и быть не может: во-первых, сама компания представлена на федеральном уровне, входит в тройку крупнейших (мы считаем, что она вообще первая), во-вторых, лоббизм никто никогда не отменял. Это нормальное состояние, когда каждый доказывает, что решение, которое он просит воплотить в официальную бумагу, основано на законах, имеет право на существование. Кто может доказать это более мотивированно, тот и лучше лоббирует.

– Подготовленный по заказу ЛСР проект застройки ВИЗа этой весной раскритиковали за перенос квартала «Экспо-2025» на периферию. На каком этапе находится дискуссия сейчас?

– Не на периферию. Когда готовились еще к «Экспо-2020», разрабатывали проект, который до сих пор еще демонстрируют. Но абсолютно все убеждены, что он требует переработки. Когда в 2012-13 годах готовили этот проект, ситуация на ВИЗе была одна. Прошло несколько лет – ситуация изменилась. Если ранее проект размещения «Экспо» предусматривал территории до объездной дороги со стороны существующего ВИЗа и смешивание территории «Экспо-парка», «Экспо-деревни», где будут проживать резиденты, то мы предложили несколько иной вариант. Мы фактически захватываем аналогичную территорию, но размещаем «Экспо-парк» за объездной дорогой, на территории, которая в проект планировки никогда не входила, но по генплану подлежит освоению. Разговор идет не об изоляции, а о более тщательно проработанной транспортной доступности и размещении «Экспо-деревни» рядом с подъездными дорогами.

Мотивов, по которым нам отказали, я не понимаю. Ссылки на то, что этого нет в генплане, – ложь: в генплане это есть. Ссылались на какой-то мост, через который должна пойти городская электричка. Я не знаю, откуда это вообще взяли, через Верх-Исетский пруд городская электричка идти никогда не будет, потому что ей некуда идти. С одной стороны Свердловск-Сортировочный, а с другой массовая застройка. Какая электричка, о чем разговор? Решение сиюминутное, я думаю, к этому еще вернутся в октябре. Сейчас территория под «Экспо» зарезервирована, там сотни землепользователей. Думаю, что дальше будет более тщательная разработка самой концепции «Экспо». С моей точки зрения, наше предложение – один из самых удачных вариантов. Посмотрим, как дальше пойдет обсуждение.

«Согласования с «Город Про» – это просто парадокс»

– Вы критиковали закон о долевом строительстве, считая, что он мешает работе застройщиков. Оправдались ли ваши опасения?

– Первые законы о защите прав дольщиков появились еще в 2005 году, и они нормально защищали права дольщиков. Другое дело, что надо было тщательнее смотреть, что декларирует застройщик и что он делает фактически. Для этого надзорных и силовых органов хватает. Дальнейшее ужесточение привело к тому, что стали ущемляться права застройщиков. Сейчас посмотрим, как он будет работать.

Нужно нормально контролировать застройщиков, но до перегибов тоже доходить не надо. В 218-ФЗ (весенние изменения в закон о защите прав дольщиков 214-ФЗ), на мой взгляд, есть несколько излишеств, которые предложил федеральный законодатель. Например, принцип «один застройщик – одно разрешение на строительство» – для кого он? Есть застройщики, которые свои обязательства выполняют и о которых все знают, что они свои обязательства выполнят. Какие претензии к нам? Мы ни на одном объекте не сорвали сроков проектной декларации. Все изменения связаны только с сокращением сроков строительства. То есть мы брали на себя обязательства сдать в конце года, а сдавали в середине. Но это отражает интересы и нас, и дольщиков. Принцип «один застройщик – одно разрешение на строительство» – это абсурд. Как быть крупным компаниям, делиться, что ли, на десятки? Это, наоборот, будет вызывать вопросы у дольщиков: почему застройщик ни с того ни с сего начал создавать дочерние фирмы? А это исполнение федерального закона. Есть и еще несколько норм, которые представляются излишними.

– Как изменили ситуацию в городе новые правила благоустройства, в дискуссии по которым вы активно участвовали?

– Контроль за благоустройством давно осуществляется, но здесь тоже нельзя доходить до абсурда. Когда вводят в число согласующих проект организаций общественную организацию «Город Про» – это просто парадокс. Почему «Город Про», а не какой-то другой «Город»? Для этого есть службы благоустройства, которые знают действующие нормативные акты и применяют их. Любое решение должно быть выверенным и взвешенным. Излишние согласования, как и недостаток согласований, – плохо.

Надо, чтобы все было разумно и продуманно. Например, велодорожки делать надо, номы живем на Урале . И сроки передвижения по дорожкам у нас более короткие, чем где-либо. Зимой на велосипедах ездит десяток человек на весь город. Ненормально, когда начинают транслировать по радио активистов велосипедного движения, которые говорят: я в минус тридцать еду на велосипеде и испытываю удовольствие. Я все детство с велосипеда не сходил, но в минус тридцать удовольствия не испытываю. Нельзя делать велодорожки слишком узкими, как на проспекте Ленина (тогда лучше никакой не делать), но нельзя делать и слишком широкими, потому что ими пользоваться не будут. А по нормативам нас заставляют делать слишком широкими. И исторический центр нужно использовать путем совмещения пешеходного и велосипедного движения. В Европе он широко используется, никто против этого не возражает.

– То есть Екатеринбург должен развиваться по тому же принципу, что и Москва, где в центре сделан приоритет для пешеходов и велосипедистов?

Нас сама жизнь заставляет идти по этому принципу. Я сам езжу на машине, но выступаю за приоритет общественного транспорта. Он перевозит в одну единицу времени гораздо большее количество нуждающихся, чем легковой. Кроме того, должны быть приоритет проживающих в центре и максимальное использование объездных маршрутов, чтобы лишний автотранспорт в городе не появлялся. Это не дело, когда грузовики едут через центр города. Если им надо идти в центр, то пусть идут ночью и не мешают никому или пусть делают какие-то перевалочные пункты на въездах в город, где перегружают товар на более мелкие машины типа «газели». Почему надо отвергать то, что придумали другие? Вот придумали они колесо, мы видим, что это нормальное изобретение, почему мы должны его отвергать? По этому же принципу надо принимать на вооружение все, что придумано правильно.

«В Мичуринском мы открыли новую эпоху»

– Каким образом вам удается снижать цены на квартиры?

– Цены на квартиры не зависят от нас, они определяются рынком. Если рынок сформировал цену, мы ее превысить не можем. Мы можем влиять только на себестоимость. Но над себестоимостью мы работаем очень много. Она зависит от нескольких факторов. Во-первых, это проектное решение – площади квартир и так далее. Во-вторых, это решения, направленные на снижение металлоемкости, бетоноемкости. Например, завод ЖБИ в Екатеринбурге, также входящий в «Группу ЛСР», выпускает для нас бесшовные плиты – это, грубо говоря, монолит в заводских условиях. Ранее была шовная плита, зазоры заделывались специальными шнурами. Сейчас идет жесткое соединение-втык, один-в-один монолитная стена. Она может либо утепляться и штукатуриться, либо утепляться и по навесным конструкциям облицовываться. Разница только в одном: мы строим в два раза быстрее, чем монолитный дом, и мы строим зимой с качеством, на которое не влияют дожди и ветра. Все изготовлено на заводах, прошло через отдел технического контроля и на площадке только сваривается.

Монолитный дом тоже можно делать при любой температуре, но есть специальные графики, нужно очень четко соблюдать технологию. К тому же при монолитном строительстве опалубка монтируется в построечных условиях, ошибиться можно всегда. А у нас изделие сделано под крышей, в заводских условиях, и там же прошло технический контроль. На площадке только установка по горизонтали, по вертикали. Любой специалист вам скажет: отличия бесшовного сборного строительства от монолитного нет никакого.

Так же, как и монолитные строители, мы зависим от цен на цемент, на энергоресурсы, на металл, используем одни и те же материалы. Наша стоимость близка к стоимости монолита, но в меньшую сторону. На Урале нет ни одного завода, который строил бы по бесшовной технологии. Мы могли бы изделий выпускать гораздо больше, но выпускаем ровно столько, сколько нужно рынку в нынешних условиях.

– Компания ЛСР строит социальные объекты, например, образовательный центр в Мичуринском, который был сдан 1 сентября. Какие планы есть на этот счет?

– Мы всегда строим социальные объекты и в Москве, и в Петербурге, и на Урале. В этом году мы открыли детский творческий центр «Развитие» на Заводской – единственный на Урале, который бесплатно работает с детьми с ограниченными возможностями здоровья. Мы осуществляем все расходы на содержание этого центра, не получаем ни копейки бюджетной подпитки.

В Мичуринском мы открыли новую эпоху в развитии образования. Пройдет еще десять лет, и в стране будут массово строиться образовательные центры, потому что их наличие решает сразу несколько проблем. Ребенок приходит в стены учебного заведения в три года, а выходит в семнадцать. Пятнадцать лет его становления идет под одной кровлей, с одним коллективом, с одними и теми же людьми. Это и адаптация, и воспитание патриотизма. Кроме того, демография: то не хватает мест в детских садах, то в школах. Объединение под одной кровлей позволяет то увеличивать число мест в детских садах за счет сокращения начальной школы, то увеличивать число классов в начальной школе за счет детского сада. Объединение штата и технологий тоже позволяет сокращать расходы.

Первый центр был построен по наказу губернатора Евгения Куйвашева, мы запроектировали его ивыиграли тендер на строительство. Второй – на Верхнеуфалейской – мы запроектировали за свой счет, проект получил положительное заключение государственной экспертизы и готов к применению в любых образовательных программах. Проект этого центра признан Минстроем экономически эффективным и повторно применяемым. Мы передали его правительству Свердловской области, он находится в казне, в МУГИСО, в любое время область может строить под федеральное финансирование. Мы на этом не останавливаемся, какие будут проекты потом, я вам расскажу.

А вообще во всех проектах, которые мы реализуем, мы строим все необходимые элементы социальной инфраструктуры. Возьмите наш комплекс «Березовая роща» в Академическом – детский сад построен, паркинг построен. Возьмите наш проект «Рассветный» на ЖБИ– детский сад на 350 мест построен, паркинг заканчиваем строить, в этом году сдадим. Возьмите нашу застройку на Репина – первый паркинг построен, второй строим, детский центр для особых детей мы открыли. На Репина и на Рассветной построили корты, где летом можно играть в мини-футбол, баскетбол, а зимой их можно заливать и играть в хоккей. В Мичуринском образовательный центр – и школа, и детский сад в одном – построен, в этом году мы начали заниматься экологическим благоустройством. Совместно с горлесхозом сделали пешеходную тропу, в октябре будем открывать. На месте бывшей парковки начали закладывать первую очередь парка. Вместе с жителями Мичуринского посадим деревья, чтобы у каждого было именное семейное дерево. Пусть за ними каждая семья ухаживает, чтобы оно росло бесконечно долго как символ нового объединения семей. На Шефской сдаем два дома – паркинг с дворовым благоустройством тоже будет сдан.

На Верхнеуфалейской (в составе жилого квартала «Меридиан») образовательный центр будет еще больше, чем в «Мичуринском». Если там 20 тысяч квадратных метров, то на Верхнеуфалейской уже 25 тысяч. Он включает в себя детский сад на 200 мест, школу на 825 мест и плавательный бассейн с двумя ваннами : одна большая, одна детская. Бассейн через переход с этим центром соединен, его можно днем использовать для детей, а вечером для жителей микрорайона. Цена в расчете на одного ребенка в этом центре ниже: в «Мичуринском» это было 830 тысяч, а на Верхнеуфалейской даже с бассейном – 742 тысячи.

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ