На совершенно ином уровне: России угрожают более жесткими санкциями

На совершенно ином уровне: России угрожают более жесткими санкциями

8
0

Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон заявил, что санкции против России могут быть переведены на совершенно иной уровень. Как заявили в ЕС, действующие меры не будут отменены до улучшения обстановки на Украине.

Страны Евросоюза, включая Грецию, остаются едины в вопросе санкций против России. Об этом заявила глава дипломатии Евросоюза Фредерика Могерини. Ранее она сказала, что перемирие на Украине соблюдается не полностью, и санкции не будут отменены, пока не будет улучшена ситуация с безопасностью.

Глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер, в свою очередь, отметил что, несмотря на прогресс, устойчивого прекращения огня пока нет.

Британский премьер Дэвид Кэмерон в интервью The Wall Street Journal заявил, что санкции против России могут быть переведены «на совершенно другой уровень» в случае серьезного нарушения режима прекращения огня на Украине, вроде недавних событий в Дебальцево. По словам Кэмерона, такая договоренность была достигнута 3 марта на видеоконференции с участием лидеров Великобритании, Франции, Германии и Италии, руководства Евросовета и президента США Барака Обамы.

Между тем, в Берлине уже началась встреча в «нормандском формате» на уровне представителей МИД. Представляющий Россию замглавы МИД Григорий Карасин сказал, что возможность новой встречи на уровне лидеров России, Украины, Германии и Франции вряд ли будет обсуждаться.

Ситуацию в интервью BFM прокомментировал профессор ГУ ВШЭ, ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Алексей Портанский.

Почему снова звучат заявления о санкциях, ведь в Донбассе ситуация, вроде бы, стабилизируется?
Алексей Портанский: Наши европейские партнеры считают, что ситуация стабилизируется в недостаточной мере. Они отмечают, что наряду со стабилизацией есть и присутствие российских войск, есть даже переброска новых вооружений, а может быть, даже подразделений. Я повторяю, это по их данным. Поэтому они и делают такие заявления о том, что санкции могут быть переведены на новый уровень.

Почему именно Лондон держит слово в этой ситуации?
Алексей Портанский: Надо сказать, что позиция Лондона в украинском конфликте, в отношении России, в частности, наиболее суровая, резкая, непримиримая. Лондон устами премьер-министра чаще всего выступал именно с такими жесткими предостережениями в отношении Москвы. В этом смысле Лондон гораздо жестче, чем, скажем, представители ЕС, Еврокомиссии, которая находится в Брюсселе, или германских чиновников, которые до последнего времени подтверждали, что формат политического диалога с Москвой нужно обязательно сохранять. У нас контакты с Кипром, Грецией, Италией в последнее время состоялись и двусторонние отношения как-то потеплели, на фоне всего этого Лондон здесь выступает наиболее непримиримым.

Кэмерон говорит о том, что санкции планируется перевести на совершенно новый уровень при определенных условиях. Что он имеет в виду?
Алексей Портанский: Это надо у него, конечно, спросить. Я думаю, даже британские аналитики не сразу угадают, что он именно имеет в виду. Но, может быть, он имеет в виду, что каким-то образом санкции коснуться вкладов в зарубежных банках российских высоких чиновников и бизнесменов. Есть такие данные, что вклады наших граждан, в основном богатых, в западных банках составляют 500 млрд долларов. Это серьезная сумма. До сих пор они как-то не трогали никоим образом эти деньги.

Это были бы индивидуальные меры?
Алексей Портанский: Да, но если пытаться угадать, фантазировать, что они могут иметь в виду, то шаги, которые ударят по российским гражданам, это было бы самое глупое, что только можно придумать. А если же речь пойдет о санкциях точечных, индивидуальных, может быть, это. Или новые какие-то финансовые санкции, или, скажем, отключение нас от системы SWIFT, что тоже маловероятно, но все-таки.

Звучали такие предположения. Есть что-то в том, что эти заявления делаются на фоне встречи представителей МИД «нормандской четверки»?
Алексей Портанский: Мы уже привыкаем к тому, что то и другое идет параллельно, и одно не исключает другое. Может быть, это неизбежное следствие этой гибридной войны, как ее называют, когда стороны общаются между собой, и в то же время одна сторона резко осуждает другую.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ