Почему мы ищем и не находим нужную идеологию, хотя стоим и смотрим...

Почему мы ищем и не находим нужную идеологию, хотя стоим и смотрим на неё в упор?

Автор:
38
0

 

Люди будущего на фронтонах ДК,
Да задумчивый стих Окуджавы.
И как цены волненья снижались тогда
За прекрасное завтра державы.
О.Митяев, 1986 год

Ещё пять-шесть лет назад мало кого волновало отсутствие у нас конституционно записанной идеологии, но вот вдруг прорвало.

Потребность в идеологии возникла резко и по всем фронтам. Нужна идеология, и она необходима и без неё стало совсем никак.
Почему это происходит – ясно. Люди невыразимо устают он непонимания целей. Ведь какое лекало ни наложи на решения, на дела, на современность в целом, обязательно что-то выпирает не в ту сторону. Не укладывается в смысловую линию «куда же мы идём». В любую.

Хоть что возьми, — патриотизм, «цивилизованность», капитализм, западнизм, марксизм, космическую одиссею, — а общей направленности нет.

Допустим, полагаем мы себя людьми либеральными — это одно. И тогда ассортимент полностью ясен! Никаких общих государственных целей и быть не может, а у каждого есть своя. Цель лично себе поставленная, не зависящая ни от кого и ни от чего другого, к которой индивидуум рвётся, скребётся, иногда идёт по головам. Общество как просто бухгалтерски сосчитанные вместе Личности. Персоны!

Свобода от всего, и все спокойно могут посылать всех, причём без каких-либо последствий и обязательств. Толерантность, элита, быдло, креатив, Гельмано-ПусиРиоты, Корнетоболенские, Зюгановы и остальные. Вся эта разношёрстица без шансов обязана сосуществовать, вяло переругиваться и иногда для телевидения плескать друг в друга минералкой. Так примерно и было последние лет четверть века.
Однако – шалишь. Что-то внутри коробит и мешает считать, что так и должно быть. Тем более, вот такое положение никуда не вписано, ничем ясно не признано правильным или хотя бы законным. Почему? Возможно, потому, что при таком раскладе человек работающий остаётся при любых вариантах быдлом, а человек присваивающий результаты его труда и люди около него подъедающиеся, – молодцами. А это очень уж несправедливо выглядит. Нехорошо.

И поэтому Президент ездит по заводам, требует их не закрывать, сохранять производство, держать людей и уровень зарплат. Несмотря на двадцатилетнее убийство, остаётся существенным госсектор, ещё не сдохли некоторые ВэПэКашные предприятия, и Иосиф Кобзон иногда поёт по телевизору про достоинство рабочего человека. И вылезает всё это из либеральной идеологемы, не укладывается!

Ну, тогда предположить бы, что, мол, мы – люди труда, труд – почётен, и спасибо работягам, что они столько делают. Ну а сколько? Сколько люди труда делают и для чего? И тут лучше не задумываться, не анализировать. Потому, что выходит, Великие Люди Труда на просторах нашей страны пашут нынче просто, чтоб не сдохнуть. Вот для чего вся работа. Причём, некоторые из этих Великих Людей еле сводят концы с концами. За версту видать, что не они хозяева!

Те, кто их нанимает, — да. Более ловкие – в шоколаде, менее ловкие – в бегах. Но действительность наша нынче к идеологии царствования Общественно Полезного Труда явно не подходит. Опять не подходит под шаблон, выдаётся из под краёв социально-трудового лекала.
А каков выбор у нас? Огромный ассортимент!

1. Ну, первое – стать, наконец, как все. И перестать удивлять окружающих «цивилизованных» господ своими выпендрёжами. Принять неписаную чужую идеологию. Сейчас это либерализм, завтра может быть что-то другое. Заморачиваться не надо, если что – ГлобалМенеджмент подправит. Главное — подогнуться, полностью подчиниться воле мирового барина и выставляемых им приказчиков и жить успокоенно «как все». По не своему течению.

Ведь Барин, он хоть и сердится на наш край, но мужик он ограниченно злой, и даже в остальном где-то добрый. Поэтому из нас поперемрёт только часть. Кто, как говаривали родоначальники Гайдаровского Экономического Форума «не вписался в рынок». А кто-то, может быть, и выживет. Оставшиеся будут включены на разных небольших уровнях в барскую мирсистему. Кто горшки мыть, а кто даже и в барском театрике выступать. Не исключено, что даже будут ребята с Особыми Заслугами. И поэтому с чуть более повышенной по сравнению с остальными перспективой. Вот такой один из неплохих ещё, вполне возможных для нас вариантов.

2. Второй: не торопиться с чем-то конкретным. Продолжать плавать как невнятное дерьмецо в проруби, делая вид, что первое предложение не устраивает, но колыхаясь с разной интенсивностью непонятно куда, непонятно как и непонятно с какой перспективой. Без всяких Идеологий. Иногда что-то бормотать про какую-то гордость, даже что-то подобно-смутное ощущая. Периодически пытаться что-то вспомнить из истории и приводя примеры, но никуда эти примеры не приделывая и ни в коем случае не предпринимая на их основе каких-либо стойких и чётких практических шагов.

3 – 1000. Всё-таки принять хоть какую-то идеологию. Не перечисляя для краткости тысячу, а может быть даже больше сейчас модных вариантов разных «Возвратов к Корням». От новоизобретённых как бы староязыческих Пра-пра-укладов, ностальгирования по Православной Империи и поручикам Голицыным, и заканчивая восстановлением стопроцентного соответствия Сов.Союзу.
Выбрать, наметить по одной из этих многочисленных основ цель, системно эту цель закрепить документом в качестве законной, желаемой, общегосударственной идеологии.

Что ещё? Провести вектор от нынешнего нашего состояния к этой цели, все шевеления, которые этому вектору способствуют, — считать нужными и приемлемыми. Ну, а те, что движению к цели мешают, понятно, — вредными. Полезные – поощрять, вредные – исключать. Чем не метод?

Кстати, проект «СССР» тоже имел задекларированную цель. Вроде, шли к коммунизму. Правда, никто (имеется в виду ВООБЩЕ НИКТО) не знал, что же это такое. Внятно объяснялись лишь некоторые единичные штрихи. Например, каким же должен быть Человек Будущего. Их даже рисовали и монументально отображали в барельефах.

Озарённое светлой целью и любовью к Человечеству лицо, готовность к труду ради людей, уверенность в завтрашнем дне и ненависть к меркантильным вещам, мешающим жить будущими свершениями.

Было ли это плохо? Нет, это было прекрасно. Хотели ли люди быть такими? Да. Они хотели, желали и стремились быть чистыми, патриотичными, незапачканными бытовыми проблемами. Но люди каждодневно сталкиваясь с поступками руководящих товарищей, которые многие вещи, обязательные для Человека Будущего возлагали на всех окружающих, но не на себя, любимых. И, удивительно, но им за это ничего не было!

Блат, дача, автомашина по записи вне очереди. Самоотжатые привилегии, связи, неафиширование даже выявленного и наказанного. И, конечно, — диссиденты.

Причём, диссидентское движение, что удивительно, делилось на две категории – первая требовала усиление логики при движении к заявленной коммунистической цели без двойных стандартов и лжи. Вторая же половина диссидентского бомонда на том простом основании, что идеология движения в коммунизм – по их мнению была неверной и утопической, требовала отказаться от собственной идеологии и стать как все.

Надо сказать, в СССР были слабые позывы исправить ситуацию, стряхнуть с себя уродливые наросты, и, очистившись, шагать в будущее более прямой и ясной дорогой. Но сильней оказались околосмердяковские позиции. Поэтому даже те моменты, которые всех жителей необъятной страны, в принципе, устраивали, — были похоронены, а государство, обеспечивающее жизнь по коммунистическо-советским лекалам — уничтожено. Такая вот грустная история.

Нынешняя оппозиция, кстати, бьётся только за одно – за продолжение либеральной идеологии в нашей жизни. Причём, за смердяковский вариант существования, при котором (поскольку учителя истинного либерализма сидят за бугром) на все мало-мальски важные решения по внутренней или внешней жизни страны, разрешения надо продолжать спрашивать у Заокеанского Барина. Одобрит Барин? – хорошо, не одобрит – значит сидим, ничего не предпринимаем, ждём команды. Просто, толерантно, транспарентно.

А что хотелось бы большинству здесь, на постсоветской территории? Как бы, допустим, отнеслось большинство к идеологии, при которой:
а) основная дальняя цель, — создать жизнеспособные многочисленные космические поселения, а Землю сохранять в чистоте и красоте, как собственную Колыбель и Дом Родной;
б) провозглашается безусловное превалирование общественных интересов над личными, государство строится как государство трудовых коллективов и общин;
в) коллектив заботится об индивидууме, обеспечивая ему приемлемый (примерно равный для всех членов коллектива) уровень жизни, индивидуум заботится об интересах коллектива;
г) один человек равен другому, независимо от того, кто его папа и мама, кем он работает, на каком языке говорит, и в кого и во что верит. Как ты, так и к тебе.
д) максимальная заработная плата на любом предприятии не может превышать минимальную более, чем в 9,45 раз.
Возможно, наивно? Наивно.

Но советский мальчик, сын войскового прапорщика и медицинской сесты Серёжа Бубка, было время, наивно мечтал взять в прыжке шестиметровую высоту. И это было не просто желание, которого желают, и не просто мечта, которая мечтается. Это была его идеология. Он наметил цель, наметил методы, и шёл к своей намеченной цели.

Многие годы профессиональные спортсмены этого сделать не могли, но Серёжа Бубка смог. Возможно, потому, что многие профессиональные спортсмены просто жили, а мальчик Серёжа имел цель, которой себя посвятил. В 1985 году в Париже советский спортсмен Сергей Бубка на глазах всего мира перепрыгнул планку в шесть метров.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ