На каких условиях возможно создание Энергетического союза ЕАЭС?

На каких условиях возможно создание Энергетического союза ЕАЭС?

Автор:
12
0

Юрий Баранчик, 27 мая 2017, 23:13 — REGNUM  

На днях премьер-министр белорусского правительства Андрей Кобяков высказал весьма актуальную для развития Евразийского союза идею — о необходимости ускорения создания единого энергорынка ЕЭАС: «Создание единых рынков в других смежных сферах отнесено до 2025 года. С учетом высокой зависимости рынка электроэнергии от рынка газа предлагаем предпринять все необходимые совместные усилия для ускорения формирования общего рынка газа союза, не дожидаясь оговоренного времени».

По его словам, Беларусь предлагает использовать аналогичный подход при подготовке договора о формировании общего рынка нефти и нефтепродуктов. Он также отметил, что Беларусь считает зафиксированные в договоре о ЕАЭС сроки создания единых рынков газа, нефти и нефтепродуктов к 2025 году «максимальными сроками». «Ускоренное формирование общего энергетического рынка ни в коем случае не следует рассматривать как нарушение договора или шаг, направленный против евразийской экономической интеграции. Это был бы весомый вклад в упрочение фундамента союза, который мог бы дать толчок дальнейшему развитию экономик наших стран», — отметил премьер-министр Беларуси.

2

Андрей Кобяков

Иллюстрация: Government.ru

Несомненно, он прав — единый энергорынок необходим евразийскому экономическому пространству, так как позволит снизить издержки на единицу продукции, сэкономить массу средств, как государственных, так и частных, сделать более прозрачным процесс формирования внутригосударственных тарифов на газ, электроэнергию и так далее. До сих пор непонятно, почему при покупке российского газа за 130 долларов он стоит в Беларуси около 400 для промпредприятий и около 300 долларов для населения. Вместе с тем в этом важном процессе важно не допустить ошибок. Что имеется в виду. Рассмотрим опыт Евросоюза на пути к формированию единого энергорынка.

Несмотря на то, что Евросоюзу как организации уже более 60 лет (договор об учреждении Европейского объединения угля и стали вступил в силу с июля 1952 года), ЕС до сих пор так и не вышел на создание единого энергорынка. Работа по его созданию началась только в 2014 году и пока только прописаны самые общие подходы к его формированию. В конце февраля 2015 года предварительные подходы стран ЕС по формированию единого энергорынка были опубликованы в виде «Рамочной стратегии Энергетического союза с долгосрочной политикой изменения климата» и «Дорожной карты построения Энергетического союза».

Цели, которые ставит перед собой Европейское сообщество в области энергетики публично, изложены в стратегиях развития климата и энергетики до 2020 и 2030 гг.: «укрепление энергетической безопасности, взаимопомощи и доверия, развитие внутреннего энергетического рынка, повышение эффективности технологий, сокращение вредных для окружающей среды выбросов в атмосферу, поддержка инноваций и стимулирование конкуренции. По мнению Брюсселя, создание Энергетического союза станет очередным шагом к достижению намеченного. Комплекс основных мер, которые планируется постепенно осуществить в рамках этого процесса, опубликован по итогам мартовского саммита ЕС 19−20 марта 2015 года:

ускоренное завершение строительства газотранспортных трубопроводов как на территории ЕС, так и вне Европы с целью диверсификации путей поставок голубого топлива европейским потребителям;

укрепление отношений со стратегическими партнерами ЕС в области энергетики;

контроль за неукоснительным соблюдением существующего европейского законодательства и увеличение прозрачности соответствующих контактов;

обеспечение полного соответствия всех соглашений, связанных с покупкой природного газа у не-европейских поставщиков, с действующим европейским законодательством;

создание механизма агрегации запросов на покупку природного газа и (потенциально) его централизованная закупка извне и др.».

Однако, не секрет, что «одним из основных побудительных импульсов к формированию Энергетического союза стала обеспокоенность ЕС сильной зависимостью от поставок энергоресурсов из России, обострившаяся на фоне ухудшения политических отношений ЕС с Россией вследствие разразившегося в 2014 году кризиса в Украине». Это, во-первых.

Во-вторых, причиной создания Единого энергорынка ЕС является стремление европейской бюрократии, находящейся под полным политическим контролем Вашингтона, убрать вопрос энергетики из сферы национальной компетенции на наднациональный уровень, чтобы помешать сотрудничеству европейских стран с Россией в области энергетики и поставок топлива напрямую. Задача Брюсселя в этом плане состоит в том, чтобы блокировать заключение межправительственных соглашений и коммерческих контрактов между правительствами и компаниями России и стран ЕС напрямую. То есть причины его создания во многом явно политические и служат целям сдерживания России на европейском энергетическом рынке.

Не станет ли такой же сдерживающей конструкцией в отношении России Евразийский энергетический рынок? Для того чтобы этого не произошло, необходимо предельно точно выверить подходы всех заинтересованных сторон, и, прежде всего, России как наиболее крупного участника этого рынка.

Таким образом, то, что Европа более 60 лет шла к единому энергорынку — не случайно. Тем не менее, даже подписанное соглашение о создании Энергетического союза не решило тех задач (подчинения национальных правительств и компаний брюссельской бюрократии), которые ставились при его создании (процесс поддерживали восточно-европейские страны, а заблокировали Германия, Нидерланды и Британия), что можно расценить как серьезную победу России. И это закономерно, так как этот процесс чреват большими сложностями как в плане экономических подходов, доходов национальных компаний, так и в плане политического сопряжения. Тогда откуда такая спешка в ЕАЭС? Наверное, было бы логично сначала по примеру ЕС прописать «Рамочную стратегию формирования Единого энергорынка ЕАЭС» и «Дорожную карту построения Единого энергорынка ЕАЭС», чтобы всем участникам соглашения была понятна последовательность шагов.

3

Газохранилище

Alenka989

В этом плане, например, что интересно в Европе до сих пор нет такого положения, о котором говорят белорусские переговорщики — чтобы цены на газ были одинаковы в России и Беларуси. Это просто нонсенс. Каждая страна работает на рыночных условиях с поставщиками и договаривается о поставках сама как сможет. В этом и состоит принцип конкуренции. Поэтому Единый энергорынок — это не одинаковые цены на газ и так далее, как ошибочно думает белорусская сторона, а единые правила работы на этом рынке и доступ компаний на рынки друг друга.

В этом плане, с учетом мирового опыта, думается, что первый шаг должен состоять не в формировании единых цен на энергоресурсы, а в обеспечении доступа энергетических компаний стран ЕАЭС к национальным рынкам друг друга — к конечным потребителям, как физическим, так и юридическим лицам. Конкуренция на этом уровне позволит достаточно быстро убрать по лишние звенья, которые только увеличивают стоимость энергии, являясь для национальных экономик дополнительным, но экономически не нужным обременением.

В любом случае, решение должно вырабатываться с учетом интересов всех стран ЕАЭС. И, конечно, в таком сложном вопросе как формирование Единого энергорынка ЕАЭС спешка с ускоренным формированием общего энергетического рынка недопустима — нельзя за пять лет перепрыгнуть то расстояние, которое Европа преодолевала более 60 лет, и на настоящий момент так и не преодолела. ЕАЭС гораздо более молодое межгосударственное образование, поэтому и действовать надо гораздо более осторожно и взвешенно.

Источник: ИА REGNUM

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ