Американская перестройка. Этап следующий — Обама бессилен

Американская перестройка. Этап следующий — Обама бессилен

Автор:
106
1

После выборов в Конгресс стало очевидно, что Барак Обама на два оставшихся ему года станет окончательно бессильным президентом, замечает политический обозреватель МИА «Россия сегодня» Дмитрий Косырев.

Уже, вроде бы, все было сказано об итогах прошедших 4-5 ноября выборов в Конгресс США. Более того, оно было сказано — и предсказано — заранее: республиканцы получат контроль также и за сенатом, сохранив имевшееся у них большинство в палате представителей. Барак Обама на два оставшихся ему года станет окончательно бессильным президентом. Так и произошло; но давайте попробуем выловить нечто действительно интересное и даже неожиданное из моря информации по поводу этих выборов. А интересное было.

Дисфункция системы

Для начала: эти выборы были рекордными по затраченным на них средствам (больше миллиарда долларов только на телевизионную пропаганду). И одновременно они поставили рекорд по отсутствию интереса к ним избирателя. Голосовало около 40% имеющих на это право.

То есть чем больше затрачивалось денег для того, чтобы заставить людей голосовать, тем меньше у них было к этому интереса.

Это похоже на дисфункцию системы. Нечто подобное заметили советские экономисты в конце 70-х: кривая инвестиций в советскую плановую экономику шла вверх и вверх, а производство — вниз и вниз. Система перестала отзываться на воздействия, система умерла и требует капитальной перестройки: таков был диагноз, озвученный (по советской традиции) в основном на кухнях. Перестройка, с большим запозданием, и началась.

Не так давно по поводу этой дисфункции высказался, среди множества прочих, знаменитый американский политолог Фрэнсис Фукуяма. С японской тщательностью он разобрал по косточкам всю американскую политическую систему, начиная от — представьте — ведомства охраны лесов и заканчивая столичной политикой, юстицией, балансом ветвей власти. И вынес приговор: перестройка необходима, но она будет долгой и болезненной.

Так вот, по поводу перестройки — накануне нынешних выборов в New York Times появился материал с призывом радикально переделать систему выборов в США, вообще отменив те из них, которые — как нынешние — называются промежуточными. То есть только новый президент приближается к половине своего четырехлетнего срока, как американский избиратель — всегда и неизменно — лишает его поддержки в Конгрессе. Избирает туда людей из партии, оппозиционной президенту.

Да-да, так было практически всегда, причем это не случайность, а замысел. Американская политическая система создавалась на рубеже XVIII-XIX веков, ее смысл тогда был в том, чтобы ограничивать всесилие как единоличного правителя (президента), так и вообще любой отдельной ветви власти. И эта механика работала. А сейчас — нет. У всего есть свой срок годности.

Сегодня, по мнению авторов New York Times, нельзя (и не нужно) заставлять избирателей делать выбор раз в два года, лучше выбирать конгрессменов одновременно с президентом, не расшатывать и без того пошатнувшуюся политическую систему.

Внешняя политика начинается с внутренней

Напомним, как эта система работала при, по сути, президенте-реформаторе Бараке Обаме: она парализовала его усилия. «Перестройщик» Обама пришел к власти на ожиданиях глубоких реформ. Начал проводить их в здравоохранении; планировал то же в системе образования. Предложил также изменить состав американских избирателей — легализовав миллионы живущих в Америке иммигрантов. Конечно, они бы голосовали за демократов, а республиканская партия ушла бы в осадок на годы и десятилетия.

В результате республиканцы все последние годы любыми путями — даже подрывая функционирование госаппарата, которому они отказывались утверждать бюджет — не давали Обаме работать. Что из этого получилось: избиратель увидел Конгресс, который развалил политическую систему и сам перестал работать. Есть такая статистика: обычно, в прошедшие годы и десятилетия, за 2 года конгрессмены принимают от 400 до — случается — 700 законодательных актов. Нынешний, завершивший работу его состав — 142.

Заметим, что вообще-то у Обамы, пришедшего на руины кризиса 2008-го года, не так уж плохи дела с экономикой. Она растет на уровне 2% уже второй год, правда, еще высока безработица.

Но если сравнить ситуацию в США с европейской (11% безработицы), так у американцев все просто отлично. Но этот рост не привел к общему оптимизму и ощущению, что дела налаживаются. Почему? Не потому ли, что публика видит тот самый упадок системы и неспособность той же системы излечить себя?

В итоге демократов сочли неудачниками, а республиканцев саботажниками. И в нынешнюю избирательную кампанию кандидаты, скажем так, атомизировались (каждый за себя). Демократы делали вид, что не имеют никакого отношения к непопулярному Обаме. Республиканцы разбились на несколько фракций когда-то единой партии, которая никак не может выработать общую идеологию и предложить действительно общенациональных кандидатов.

То есть итог нынешних выборов не столько в том, что выиграли республиканцы, сколько в том, что проиграла система в целом.

Что дальше? Сегодняшняя Washington Post (с ее, заметим, скорее демократическими симпатиями) призывает республиканцев: хорошо, вы победили — а раз так, хватит саботировать, давайте что-то делать, договариваться с президентом, в общем — работать.

По части внешней политики — это интересная тема, что они на самом деле будут делать (а не говорить) в сложившейся ситуации. Вообще-то внешняя политика — дело профессионалов, и история человечества видела сильную и умную внешнюю политику слабых государств. Например, в России в конце 90-х, когда внешняя политика начала иногда показывать зубы и отстаивать национальные интересы, вроде бы, вопреки тогдашним экономическим и прочим реальностям. Но бывает и наоборот.

Из упомянутого выше моря предвыборных материалов можно было выловить эссе Ричарда Хааса, возможно, первого и самого уважаемого из американских внешнеполитических экспертов (он возглавляет Совет по международным делам). Хаас замечает: да, американское влияние в мире уменьшилось. Вся система после 1991 года строилась на идее, что США были первыми — но, главное, на том, что все прочие были готовы согласиться с этим первенством. Когда оказалось, что Америка делает слишком много ошибок и проявляет слабость и неспособность, этот новый мировой порядок начал расшатываться, и будет продолжать это делать.

Такая ситуация означает, продолжает Хаас, что мир пришел в беспорядок и останется в нем надолго. Но — все наладится, если США будут ставить целью привести мир в порядок, а не переделать его (особенно если не будет пытаться переделывать государства изнутри, то есть менять режимы). И особенно все пойдет хорошо, если США сумеют справиться с дисфункцией собственной системы, и мир увидит, что у Америки это, наконец, получается.

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ