Уровень технологий — это ключ неформальной иерархии государств

Уровень технологий — это ключ неформальной иерархии государств

3
0

Уровень технологий - это ключ неформальной иерархии государств

Почему «честные аборигены» проиграли меркантильным европейцам в XIX веке? Почему японцы проиграли американцам в 1945 году? Почему позднее проиграл Советский Союз более «развитым странам»? Предательство — это одна из сторон этого явления, однако, как такое стало возможным? Все дело в конкуренции технологий, в этом ключ исторического процесса.

Политические прагматики прошлого совершенно не зря настаивали на том, чтобы «учиться, учиться и еще раз учиться». Все дело в качестве технологий. У кого они опережают — те командуют, у кого отстают — те подчиняются. Технологии ведения войны меняются, меняются и технологии промышленности. Изменяются и прочие технологии. Конкуренция не изменяется.

Между тем, сырьевая колония все равно останется колонией даже с атрибутикой (прежнего) величия. Деньги — это инструмент обеспечения материальных усилий, но не смысл, смысл — развивать и совершенствовать. Так что, кто проигрывает в технологическом «конкурсе», остается с «луками и стрелами» или иными историческими воспоминаниями, например такими, как советская космическая программа.

Некоторые думают, что главное богатство — это деньги или драгоценные металлы, нефть или газ, однако, главное — это технологии. Если есть последнее — останется и первое. Если нет последнего — отнимут и первое. В историческом процессе «сырьевые генералы» всегда проигрывают «технологическим генералам», потому что вторые неформально определяют порядок развития, а первые лишь администрируют местные ресурсы. В качестве довольно свежих примеров — судьба Ирака и Ливии.

Постсоветская колониальная история — это время «сырьевых генералов», конкуренция «развивающегося» с «развитым» только в скорости моральной деградации. Время работает на тех, кто развивает и автоматически девальвирует тех, кто только потребляет.

Ключ исторического процесса — более или менее развитые технологии, остальное — в зависимости от того, что этому противопоставляется. Любая общественная утопия (либеральная, социальная или монархическая) может некоторое не слишком продолжительное время оставаться утопией, но лишь до встречи с технологической реальностью.

 В современном мире лишь небольшой группе стран разрешили развивать технологии, еще одной группе разрешили ограниченно пользоваться, остальным (на деле) не разрешают ни того, ни другого. Технологии выступают как ключ неформальной иерархии. И это не рыночно, а сверх-прагматично.
➡ Источник: https://publizist.ru/blogs/112415/32547/-

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ