Эпоха кухонного ножа

Эпоха кухонного ножа

2
0

Эпоха кухонного ножа

Даже «ручная» статистика в России подтверждает, что ее жители убивают друг друга чаще, чем американцы с их свободным отношением к оружию.

В минувшие выходные по Америке покатилась волна массовых убийств. Десятки жертв. В стране спущены государственные флаги. Оппозиция не преминула возложить ответственность за трагедию на президента Трампа, который своими высказываниями якобы разжигает в обществе взаимную ненависть и агрессивность.

Справедливый упрек или нет, можно спорить долго. Но это проблема для американцев. А в России другой вопрос. Если уровень умышленных убийств в России, где запрещено ношение огнестрельного оружия, выше, чем в Америке с ее ужасающими расстрелами, то кто и каким образом разжигает агрессивность в нашем обществе? Если наше общество свободно от пороков, которые, по уверениям государственников, разлагают гнилую западную демократию, то почему мы так склонны к насилию?

Выяснить статистику умышленных убийств в России — задача для пытливого криминалиста. Несколько лет назад по числу насильственных смертей на 100 тысяч человек Россия среди крупных стран находилась на 5 месте в мире и на 1-м в Европе. Еще в 2006 году в России этот показатель составлял 20 убийств на 100 тысяч человек, выше Мексики.

И потом вдруг рейтинг резко покатился вниз. Так быстро не ложится на дно ни одна подводная лодка. В 2018 году уровень убийств в России снизился до смехотворного уровня — 7 на 100 тысяч человек. В 3 раза! Так бы ВВП рос! Зная особенности российской статистики, можно предположить, что показатели колеблются в прямой зависимости от высочайшей воли. Например, как в иных странах для поднятия медицинской статистики регистрируют младенцев только через месяц после рождения, так можно и убитыми считать только тех, кто мигом преставился на месте покушения.

Однако даже уникальный крен к уровню демократических стран не позволил России потерять «убийственное» 1 место в Европе. В странах G7, несмотря на пришествие ужасных мигрантов, показатель убийств находится на уровне 1 жертва на 100 тысяч человек. В Италии и Испании, где живут вспыльчивые люди, показатель меньше 1. В Америке, как бы мы ни ужасались беспределу в университетах и универмагах, — 5,35. Даже неловко говорить про Китай, где убийств в 20 раз меньше, чем в России, и, тем более, про Японию с ее якудзами и ниндзя — в 30 раз меньше.

Самое распространенное орудие убийства в России — кухонный нож. Вклад России в криминалистику — кухонным ножом можно перерезать больше народу, чем застрелить из скорострельной винтовки. И это парадокс: мы, русские, считаем себя самыми душевными людьми на свете, но кромсаем друг друга, как ветчину, кухонными ножами. Умом не понять и аршином не измерить? Остается сослаться на вечное таинство русской души.

Почему русский человек при всех его достоинствах в несколько раз чаще, чем граждане других народов превращается в кровавого маньяка? Сама по себе агрессивность — неотъемлемая часть эволюционного процесса. Ни один биологический вид не может эволюционировать без проявления агрессии. Экспансия и расширение жизненного пространства — здоровая логика эволюции. Немецкий философ Эрих Фромм, который, как положено крупному ученому, стал американцем, ввел понятие доброкачественной агрессивности. Такая агрессивность не несет деструктивного характера и необходима для прогресса. Но если нет возможности для роста доброкачественной агрессии, растет агрессивность злокачественная.

Агрессия и конкуренция — две сестры экономического развития. В России предельно ограничено поле возможностей для доброкачественной агрессии. Малый бизнес на паперти, наука чувствует себя хуже бесприданницы на выданье, инновации подрывают всемогущество монополий и душатся в зародыше, политическая оппозиция превращена во врагов государства. В итоге — духота и кухонная поножовщина. Там, где американец создает новый бизнес или благотворительный фонд, русский от тоски накачивается огненной водой и пыряет ножом удачливого соседа.

После массовых расстрелов в Америке в России неизменно обостряется дискуссия о легализации огнестрельного оружия. Аргументов у сторон много, они весомы, не буду повторять. Но я уверен, проблема России не в высоком уровне насилия и умышленных убийств, а в ограничении нормальных человеческих свобод. Это корень бед, и из-за этого население звереет. Власть вытравливает доброкачественную агрессивность, ибо она грозит изменить саму структуру власти. В XXI веке человек не может жить на коврике, который ему положили перед дверью, за которой начинается солнечный мир чиновников.

Общим местом стали ссылки на то, что русский человек отвязан на всю голову и по своей природе не готов к легализации огнестрельного оружия. В развитых странах готовы, а мы недоразвитые, мы не готовы. Эти лицемерные доводы являются любимым приемом власти, для которой русский народ вечно не готов — к демократическим выборам, к суду присяжных, к политической оппозиции и смене власти, к свободной прессе. Для государства русский человек — это Фирс из «Вишневого сада», которому свобода поперек горла.

По этой логике государство присвоило себе монополию на защиту граждан от криминала и не подпускает их к оружейным арсеналам. При этом, как всегда, у нас миллион тропинок, чтобы обойти закон. В России 5 миллионов стволов в легальном обороте и еще 5 миллионов — в нелегальном. Из этих нелегальных стволов, которыми владеет криминал, совершается 99,5% убийств! У государства, несмотря на полчища полицейских, не получается защитить граждан, чему подтверждением убийственная статистика. Все равно — запретить и не пускать!

Кстати, по статистике в тех странах (Эстония, Литва, Молдавия, Болгария), где оружие легализовано, произошло трехкратное снижение числа убийств. Напротив, в странах, где приняты меры по ужесточению оборота оружия, произошел всплеск преступлений. Например, в Великобритании запрет огнестрельного оружия всего за 6 лет привел к росту насильственных преступлений на 88%; вооруженных ограблений — на 101%; изнасилований — на 105% и убийств — на 24%. Зато в той же Америке в штатах, где разрешено скрытное ношение оружия, граждане убивают вдвое больше преступников, чем полицейские. В этих штатах, по сравнению с теми, где оружие носить запрещено, уровень убийств ниже на 33%. По статистике год от года число «стволов» в США растет, а число убийств сокращается, хотя остается высоким. 

Хотя причина негативного отношения верхов в России к свободному владению населения оружием вполне понятна. Председатель Мао говорил: «Винтовка рождает власть». В царской России у каждого интеллигента в комоде под салфеткой лежал револьвер (стоимость нагана — 15-20 рублей, половина месячного оклада рабочего). И до чего это довело страну?

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ