В торговой войне США и Китая первую победу одержала Россия

В торговой войне США и Китая первую победу одержала Россия

0
0

В торговой войне США и Китая первую победу одержала Россия

Крупнейший в мире покупатель сои — Китай — снял все ограничения на ввоз сои из России. Теперь ее можно поставлять в Поднебесную из любого уголка страны и любым транспортом. Торговая война с США открыла для России окно возможностей по наращиванию экспорта относительно новой агрокультуры в Китай. Сможет ли Россия воспользоваться таким подарком судьбы?

«Согласно дополнительному соглашению к протоколу о фитосанитарных требованиях к поставляемым в Китай из РФ кукурузы, риса, сои и рапса, разрешен импорт сои в КНР из всех регионов России», — говорится в документе, опубликованном на сайте Главного

таможенного управления КНР.

Сою можно перевозить из России в Китай всеми видами транспорта — по воде, по железной дороге, автотранспортом, авиатранспортом.

Полному устранению барьеров для экспорта сои в Китай Россия обязана в том числе торговой войне США с Китаем. До недавнего времени именно США были главными поставщиками сои в КНР. Экспорт составлял целых 18 млн тонн сои, пока Пекин не запретил ее экспорт из США в ответ на введенные пошлины. Тогда как сам Китай потребляет вообще более 100 млн тон сои, и по праву занимает первое миро в мире по этому показателю.

Это по экспорту пшеницы Россия признанный мировой лидер. А вот производство сои для России — это относительно новая отрасль. Еще буквально 10 лет назад ее в России практически не существовало: производилось каких-то 8-10 тыс. тонн. Однако в последние пять лет соя тесно вошла в российскую жизнь. За последние шесть лет валовый сбор вырос почти в 2,5 раза: с 1,6 млн тонн в 2013 году до 3,9 млн тонн в 2017 году. В прошлом году собрали уже 4,1 млн тонн. Площадь посева при этом выросла лишь на 75% за тот же период: с 1,5 млн га до 2,6 млн га. Это значит, что российские аграрии смогли повысить урожайность, которая в 2017 году составила 15,1 ц/га.

Согласно плану Минсельхоза, к 2024 году Россия должна увеличить производство сои на 75% до 7,2 млн тонн. В частности, валовый сбор должен вдвое вырасти в Амурской области (до 2,2 млн тонн), в Курской области (до более чем 1 млн тонн), и в Приморье — до 719 тыс. тонн.
Что касается экспорта, то он может увеличиться аж в 4,5 раза — с 800 тыс. тонн в 2018 году до 3,7 млн тонн в ближайшие годы. Такое заявление сделал министр экономического развития Максим Орешкин в кулуарах Петербургского международного экономического форума.

«Торговая война повлияла на закупочную политику КНР и открыла для востока России ряд возможностей по увеличению экспорта сои на китайский рынок. России надо наращивать производство соевых бобов как из соображений импортозамещения, так и ввиду экспортного потенциала», — считает исполнительный директор Ассоциации «Руспродсоюз»

Дмитрий Востриков.

Однако полностью заместить поставки американской сои Россия вряд ли сможет.

«Дальний Восток в последние годы уже сильно нарастил экспорт, и будет дальше осуществлять экспортные поставки. Что касается европейской части России, где в последние годы растут площади под сою, то, на мой взгляд, это разрешение не будет иметь какого-то серьезного влияния. Дело в том, что на европейской части России соя потребляется местными животноводами. Помимо того, что мы производим сою, мы еще экспортируем 2 млн тонн сои, перерабатываем примерно на 70% и потребляем внутри страны. Это значит, что соя не в избытке в европейской части России», — говорит ведущий эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР)

Даниил Хотько.

По его мнению, объявленные несколько проектов по строительству перерабатывающих мощностей под сою в европейской части страны говорят о том, что спрос на сою внутри России будет только расти, и даже с учетом близости к Китаю эта соя вряд ли туда поедет. К тому же доставка сои из центральных районов России недешевая.

Так, компания «Содружество» обещает построить маслоэкстракционный завод в Курской области стоимостью 20 млрд рублей. Он станет первым в области по переработке сои, хотя этот регион входит в числе крупнейших по производству масличных (сои, подсолнечника и рапса). К 2024 году валовый сбор сои здесь может вырасти с менее 500 тыс. до более 1 млн тонн. ГК «Черкизово», крупнейший производитель мяса в стране, планирует построить в Липецкой области завод по переработке сои — производить шрот и масло. Тем самым компания сможет снизить себестоимость производства мяса за счет кормов.

Планы Минсельхоза по росту производства сои в России и его экспорту Хотько считает слишком оптимистичными. «По нашим прогнозам, производство вырастет до 6 млн тонн в год к 2024 году. В этом случае экспорт вырастет, но не кратно. Потому что внутри России есть кому потреблять соевые корма. Но, безусловно, рост экспорта будет, он вырастет до 1,5 млн тонн», — считает эксперт ИКАР.

Почему эксперты не ждут взрывного роста экспорта сои в Китай на фоне открывающихся возможностей? Дело не в слухах о том, что соя наносит вред почве. На самом деле, в ее производстве нет ничего страшного.

«На Дальнем Востоке, где засеяно соей 80% площадей, не фиксируется каких-то проблем, как это может быть, например, по подсолнечнику. Наверно отсюда такие мысли о вреде сои и идут. Конечно, севооборот нужно соблюдать всегда для эффективности, но прямого негативного воздействия соя не несет», — говорит Хотько.

Проблема в сохранении жесткой конкуренции даже с уходом с китайского рынка США. Китай уже заменил американскую сою бразильской, которая более дешевая из-за использования ГМО. Отсутствие ГМО при производстве российской сои — ее конкурентное преимущество, с одной стороны. С другой стороны, победить в этом плане Бразилию крайне непросто.

Кроме того, Россия традиционно специализируется все-таки на выращивании других культур, и площади для посевов не бездонные.

«Как минимум есть другие культуры, которые приносят не меньше прибыль, чем соя. На пшенице и на подсолнечнике фермер также много зарабатывает, как и на сое. Поэтому стимула все засеять соей ни у кого нет», — говорит Хотько.

«Сколько бы мы ни говорили, что можем распахивать землю еще 20 лет, площади в целом ограничены. Есть посевные площади, в рамках которых площади сои растут, но в моменте ее площади не могут увеличиться в два раза, иначе придется отказаться от многих других культур, нарушить севооборот. И нельзя однозначно уверять, что соя прибыльней других культур. Где-то да, где-то — нет. Каждый принимает сам решение», — добавляет эксперт.

«Соя хороший предшественник для многих культур в севообороте, но погодно-климатические условия не позволяют получать с гектара выручку большую по сравнению с другими направлениями растениеводства. Соя любит тепло и влагу и культивируется успешно в Приморье и Краснодарском крае», — отмечает Востриков.

«Есть много регионов, где соя растет, но по урожайности и содержанию протеина в бобах не дотягивает до требуемых параметров. Поэтому мы ввозим более 2 млн тонн соевых бобов и продуктов их переработки. Должен быть экономический стимул для аграриев, которым является выручка с гектара», — добавляет эксперт.

Востриков считает, что Россия могла бы совершить прорыв по экспорту растительных белков через развитие глубокой переработки традиционно выращиваемых зерновых культур.

«Если государство профинансирует российские разработки отечественного промышленного оборудования по разделению муки на крахмал и белково-обогащенный концентрат, то через несколько лет мы вполне сможем предложить мировому рынку альтернативу соевому белку — растительный белок, производимый из пшеницы, овса, просо и т.п», — считает исполнительный директор Ассоциации «Руспродсоюз».

Понятно, что готовая продукция дает добавленную стоимость и большую маржинальность. При этом Россия, практически все соевое масло, которое производит (на 75%) экспортирует. «Этот показатель можно наращивать и дальше, но здесь опять же сильная конкуренция с Америкой и Бразилией. Эти рынки не легче», — говорит эксперт ИКАР.

При этом, добывать белок из пшеницы, по его мнению, нелогично, так как в ней мало белка.

«Пшеницу можно перерабатывать на другие вещи — глютены, крахмалы и т.д. В этом направлении мы медленно, но движемся. Это вопрос финансирования. Нужны масштабные инвестиции, чтобы строить эти высокотехнологичные производства. Мы в самом начале этого пути, появляются первые пилотные проекты по переработке пшеницы. Актуальность и прибыльность этого направления все понимают», — заключает Хотько.

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ