«Вернуть рынку былое величие»

«Вернуть рынку былое величие»

1
0

«Вернуть рынку былое величие»

США во главе с президентом Трампом, отрицают свои былые убеждения и нарушают священные принципы конкуренции. Именно в этом многие эксперты видят причины наступающего сейчас мирового экономического кризиса. Итогом визита председателя КНР Си Цзиньпиня в Россию и последующего посещения лидеров двух стран ПМЭФ-2019 в Санкт-Петербурге стал не только выход двусторонних отношений в энергетической сфере на новый качественный уровень, но и констатация работоспособности мощных региональных союзов, которые могут преодолеть негативные последствия, навязываемой американской администрацией эгоистичной экономической политики. Об этом в эфире телеканала «Россия 24» говорили ведущие отечественные экономисты и политологи, обзор мнений которых публикует «Лента.ру».

Россия, Китай и парадокс Триффина

Кризис современной экономики выражается в том, что сами поборники либеральной экономики отрицают свои собственные принципы. «То, как Соединенные Штаты Америки обошлись со священным принципом рынка, принципом конкуренции, это было просто непотребно, — начал дискуссию директора института проблем глобализации Алексей Мухин. — Не зря, Игорь Сечин в своем докладе на форуме призвал «вернуть рынку былое величие». Санкционное воздействие, оно очень сильно деформирует мировую экономику. И, к сожалению, для западного мира, США просто теряют позиции совершенно естественным образом».

Россия и Китай обеспечивают 17 процентов мировой добычи нефти и газового конденсата и 20 процентов их мирового потребления. Энергетика является основой торгово-экономического сотрудничества двух стран: товарооборот между Россией и КНР устойчиво растет и в 2018 году составил 108 миллиардов долларов. По мнению Алексея Мухина сотрудничество двух стран было очень хорошо продемонстрировано на Петербургском экономическом форуме и на II Энергетическом российско-китайском бизнес-форуме в Санкт-Петербурге.

«Российско-китайский энергетический форум станет теперь постоянно действующим институтом — об этом говорили лидеры обеих государств, — продолжил мысль Алексей Мухин. — Наше сотрудничество, в том числе в области энергетики, показывает миру, что такие союзы очень эффективны и являются ответом на агрессивные действия со стороны западных компаний, западных стран».

«Наше сотрудничество, в том числе в области энергетики, показывает миру, что такие союзы очень эффективны и являются ответом на агрессивные действия со стороны западных компаний, западных стран. Прежде всего, конечно, мы имеем в виду Дональда Трампа, который развязал сейчас торговую войну против Китая и оказывает санкционное воздействие на Россию, которое мало укладывается в нормы ВТО», — подчеркнул Алексей Мухин.
Директор Института проблем глобализации Михаил Делягин считает, что в мире произошло несколько фундаментальных перелома. Первый и самый главный — Соединенные Штаты Америки были главным регулятором рынков и одновременно главным их участником, что в экономической теории описывается парадоксом Триффина. «Они были главным регулятором, потому что они печатают мировую резервную валюту по итогам Бреттон-Вудских соглашений. И эта ситуация, она меняется сейчас, — убежден Михаил Делягин. — Потому что когда вы являетесь играющим судьей, вы можете подстраивать под себя правила, назначать пенальти в свою пользу и творить всё что угодно. И вам не нужно бегать быстрее всех и бить точнее всех. Вы начинаете загнивать».

«Посмотрите, США проигрывают Китаю конкуренцию во всех сферах вплоть до культурной, я уж не говорю про научную, — уточнил Михаил Делягин. — Так что единственное, где американцы сохраняют еще доминирование, это военная сфера. Цепляться за нее невозможно. И требования американцев к Китаю это не про деньги. Денег китайцы бы им отдали сколько угодно, но эти требования переросли в требования изменить государственный строй, потому что у вас социализм, он более эффективен, чем наш капитализм». По мнению эксперта в КНР сейчас конкуренции больше.

Другим важным изменением для мировой экономики является то обстоятельство, что Соединенные Штаты Америки, которые всю жизнь были импортером нефти, сейчас становятся экспортером, и им нужно захватывать рынки. «И они уничтожают своих конкурентов при помощи санкций, потому что уже треть мировых запасов обложены американскими санкциями», — подчеркнул Михаил Делгин.

«При этом их «молекулы свободы» как сказал глава

«Роснефти» Игорь Сечин на 30 процентов дороже, чем наши. Это очень корректная и цивилизованная оценка, потому что европейцы, с которыми я про это разговаривал, они говорят, что это по минимуму, — развивает мысль Михаил Делягин. — Если учесть аппетиты американцев, как они у них растут на других рынках в таких ситуациях, как только они захватят себе кусок, молекулы свободы станут дороже на 70 процентов. То есть 30 — это только входной билет. Дальше все это будет повышаться еще сильнее. И они захватывают себе рынки, выжигая конкурентов. Это перестает нравиться всем, потому что повышение себестоимости энергии даже на 30 процентов означает убийство экономики».

Что сегодня означает «глобализм» и «конкуренция»

Президент Российско-китайского аналитического центра Сергей Санакоев убежден, что одной из важных тем на Питерском экономическом форуме было, что такое вообще сегодня глобализм. «Обратите внимание, что председатель Си Цзиньпинь, в общем-то, выступил в защиту глобализма. И здесь как раз очень важно понять, что сегодня глобализм, он не тот, который сложился по результатам Потсдамской конференции или Ливадийской конференции, а фактически все изменилось тогда, когда Соединенные Штаты Америки после крушения Советского Союза решили, что холодная война выиграна и дальше, собственно говоря, уже нет необходимости в этой конкуренции. Какие-то демократические ценности — все это уже стало, перестало быть интересным», — убежден эксперт.

Поэтому, главное для китайцев на сегодняшний день — это, развитие конкуренции. Такой конкуренции, как в Китае нет в одной стране мира. «Вот там она действительно священная корова, причем даже на уровне государственных корпораций. Там нет государственных монополий. Нефтегазовая отрасль — пожалуйста, вот CNPC, вот Sinopec, вот конкурируйте между собой, показывайте результаты перед народом, перед КПК, — говорит Сергей Санакоев. — То же самое во всех остальных отраслях. Сегодня китайцы, вот эти полтора миллиарда, каждый из них знает, что нужно вырваться вперед, быть конкурентным, выучить язык иностранный, получить образование».

Вот почему по мнению эксперта из-за наличия реальной конкуренции китайская модель сегодня более демократична, как это ни парадоксально. «Американцы фактически сами подорвали те институты. Да, это Международный валютный фонд, мировой банк, все те институты вот этого мирового глобализма, которые они создавали, ВТО, например, они сами же и подорвали. После того, когда Китай и Россия вступили в эти организации, выяснилось, что это им уже больше не интересно».
Заведующий сектором экономики и политики Китая ИМЭМО имени Евгения Примакова Сергей Луконин согласился с этим тезисом, сказав, что те прогнозы, которые делались в Соединенных Штатах Америки о том, что Китай к середине XXI века сможет составить конкуренцию Соединенных Штатов Америки сбылись.

«Сейчас основная стратегия Соединенных Штатов Америки — это затормозить Китай, — уверен Сергей Луконин. — Остановить, конечно, не получится, но по крайней, можно получить временной лаг, от пяти до десяти лет, в результате этого времени попытаться захватить рынки будущих технологий. Это 5G, чипы, процессоры, программное обеспечение. И сейчас, как мы видим, Соединенные Штаты Америки прилагают максимум усилий к тому, чтобы оставить Китай у себя в зависимости. Прежде всего, это технологическая зависимость. Энергетические рынки это одна из частностей. И, естественно, они не преминули воспользоваться тем, что необходимо продавать свою собственную нефть и свой собственный газ».

По мнению Алексея Мухина Соединенные Штаты Америки совершенно свободно начинают пользоваться протекционизмом как оружием.

«До этого они отрицали саму возможность этого, но налоговое регулирование, оно сейчас выстроено в США и в западных странах таким образом, чтобы повышать конкурентоспособность собственных компаний. И когда в России, к примеру, наш 

Минфин начинает немножко маневрировать мы сразу проигрываем. Сразу проигрываем в конкуренции западным странам, которые вообще не заморачиваются на эти условности», — отметил Алексей Мухин.

Распад мира на макрорегионы

Михаил Делягин обратил внимание на то, что Соединенные Штаты Америки, Саудовская Аравия осуществляют огромную программу налогового стимулирования. «Помимо прямого откровенного протекционизма и санкций они делают экономические, административные и как бы террористические шаги — это экономический терроризм, как китайские коллеги говорят. У нас такое ощущение, что наше замечательное правительство им подыгрывает, потому что у нас уже вся нефтепереработка в России, она убыточна благодаря усилиям правительства», — подчеркнул эксперт.

По мнению Михаила Делягина налоговая структура в России «такова, что она уничтожает добавленную стоимость. Она уничтожает производство, повышающее добавочную стоимость, и ориентирует нас на экспорт сырья. Это абсолютно нонсенс. В мире так не делают. Я представляю, как смотрели на нас китайские коллеги». В отличие от отечественной китайская позиция предельно прагматична.

«Они сейчас, пользуясь тем, что они выиграли у США конкурентную гонку в экономике, в технологиях, в науке. Они создают свою зону глобализации. То есть если даже американцы введут протекционизм, Китай — «Один пояс — один путь» и, кстати говоря, арктический ледовый путь, о котором не нужно забывать, Севморпуть наш. Это огромная возможность совместного развития, — убежден эксперт. — Они создают огромный макрорегион, в котором будут работать конкурентные правила. В котором все будет нормально. С одной стороны. А с другой стороны, они готовятся к неминуемому, как некоторые из них полагают, распаду мира на макрорегионы».

«Потому что, невозможно конкуренцию в условиях использования доллара, — говорит Михаил Делягин. И в этом отношении они идут за нами, потому что интеллектуальное осмысление у нас впереди. Потому что-то, что сказал Путин, по сути дела, это фраза матроса Железняка. «Кончилось ваше время», — сказал он, обращаясь к коллективному Западу: «Ваши правила больше не работают. Давайте вместе садиться, вырабатывать новые правила». И он предложил торговый пакт о ненападении —обратите внимание, это конкретный шаг вперед — самое главное, он предложил конкретную договоренность, что мы выводим из сферы экономического терроризма, раз уж вам хочется им заниматься, мы выводим сферы жизнеобеспечения. То есть, медикаменты и ЖКХ, потому что у нас во многих городах ЖКХ принадлежит не просто иностранцам, а иностранным государственным компаниям».

В связи с этим, по мнению эксперта, представляется очень интересным, то, что сказал Си Цзиньпин на встрече с участниками российско-китайского энергетического форума — той площадке, которая была создана лидерами двух стран, чтобы дать новое дыхание российско-китайским экономическим отношениям. «При всей китайской размытости, расплывчатости он сказал, что новое инвестиционное сотрудничество должно опираться на финансовую основу. Финансовая основа —это создание новой финансовой системы», — сказал Михаил Делягин.
По мнению Сергея Санакоева мир уже, безусловно, разделился на макрорегионы. «Причем, что самое интересное, мы не маргиналы. Наоборот, — подчеркнул эксперт. — Уже сейчас за нами более половины человечества. Возьмите хотя бы Шанхайскую организацию сотрудничества, и вы увидите, что страны, входящие в нее — это более половины человечества. А если взять еще, там, страны БРИКС, другие страны, которые в эти объединения не входят, но точно не поддерживают американский доллар как валюту платежа, вообще Бреттон-Вудскую систему финансовую! Мы в 2008 году уже начали говорить о взаиморасчетах между Россией и Китаем в национальных валютах», — напомнил Сергей Санакоев.

Сергей Санакоев обратил внимание на то, что 5 июня в Кремле было подписано межправительственное соглашение о расширении платежей в национальных валютах. «А вот Банк БРИКС, к примеру, который уже в Шанхае действует, я уверен, что это такая платформа, которая вполне может эмитировать и криптовалюту даже. Необязательно говорить о замене доллара юанем», — завершил мысль эксперт.

В связи с этим Алексей Мухин подчеркнул, что если раньше «у нас все-таки была очень жесткая внутренняя конкуренция: кому более выгодно — Китаю либо России — то, например, арктический проект дает нам возможность создать новую модель взаимоотношений с минимальным уровнем конкуренции, где мы можем формулировать свои собственные правила, не оглядываясь на западные реалии и западные возможности. И вот этот арктический проект — Северный морской путь, который удешевляет движение товаров на 15 процентов», — отметил Алексей Мухин. Этот проект дает возможность сегодня создавать принципиально иную модель взаимодействия, которую можно будет потом применять в самых разных регионах по всему миру.

Переориентация Китая

«Китайцы переходят с угля на нефть и газ. В первую очередь, на газ. И это означает переориентацию с Австралии на Россию и некоторые другие страны, — подчеркнул Михаил Делягин. — То есть они понимают, что Австралия как часть западного блока в любой момент может перекрыть им кислород. И они начинают переориентацию фундаментальную. И это выгодно нам. И мы видим, что мы начинаем этим пользоваться».

Сергей Луконин отметил, что если бы ему задали год назад вопрос: каково ваше мнение о перспективах развития отношений между Россией и КНР, то он сказал бы в политике потенциал развития ограничен, а в экономике исчерпан. «Сейчас же благодаря товарищу Трампу — спасибо ему за наше счастливое детство — России выдался исторический шанс усилить и прекратить быть «хромой уткой». И усилить сотрудничество с Китаем в экономической сфере. Энергетика — одно из самых перспективных направлений», — убежден эксперт.

Михаил Делягин в связи с этим отметил, что все трудности межнациональных отношений между КНР и Россией за прошедшие годы «мы уже прошли ножками». «У нас в отношениях абсолютный прагматизм, вот запредельная степень прагматизма в наших отношениях. Никакой идеологии, так сказать, «Русский с китайцем братья навек» на практическом уровне», — подчеркнул Михаил Делягин.

По мнению Алексея Мухина, Россия и Китай создает принципиально новую альтернативу для той ситуации, которую западный мир создает сейчас и которую пытается удержать и с помощью которой он пытается удержать ситуацию под контролем. «И эта альтернатива довольно привлекательна для других стран, которые, как вы заметили, очень внимательно смотрят на то, как будут складываться отношения между Россией и Китаем», — отметил политолог.

«Речь идет, конечно, с одной стороны, о замене существующей уже явно не работающей системы, когда сохранение гегемонии США любой ценой, и это все уже похоже на агонию раненого зверя, — подтвердил слова Мухина Сергей Санкоев. — И второе — теперь самое важное: речь идет не о том, чтобы заменить эту гегемонию на гегемонию Китая или России. Речь идет о том, чтобы создать многополярный мир, полицентричный. Для того, чтоб таких центров было много. И вот здесь слово «взаимовыгодный» очень правильное. И равноправный. Потому что сегодняшняя формула у нас сотрудничества Китаем — полное равноправие, 50 на 50. Два разных типа глобализации: «Мы здесь главные — вы нам подчиняетесь» или «Мы здесь все договариваемся»», — завершил дискуссию Сергей Санкоев.

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ