Гражданская война и реакционеры в рясах.

Гражданская война и реакционеры в рясах.

Гражданская война и реакционеры в рясах.

Одним из главных упрёков либералов и правых в адрес коммунистов, связанных с историей Октябрьской Революции, является обвинение в гонениях на православную церковь. Самые одиозные общественные деятели призывают последователей большевиков «покаяться» в содеянном, а иначе всех их неминуемо ждёт божья кара и вечное проклятье.

Однако при этом антикоммунисты умалчивают о том, как вела себя реак­ционная часть духовенства в годы Гражданской войны. Приведём несколько фактов, из которых следует, что коммунистам, если и есть в чем каяться, то только в том, что большевики в то время слишком мягко относились к реакционерам в рясах.

Забайкальский епископ Ефим, арестованный Забайкальским Советом за антисоветскую деятельность и отправленный по этапу в Петроград, был там освобожден чекистами под честное слово о прекращении анти­советской деятельности, которое он без колебаний сразу же и нарушил. Московский епископ Никандр и целый ряд других мо­сковских священников, арестованных за контрреволюционную деятельность, уже весной 1918 года были выпущены из тюрьмы. Кратковременным был арест и самого патриарха Тихона, откры­то призывавшего в своих проповедях всех прихожан, всех право­славных русских людей к борьбе против Советской власти. И та­ких примеров можно привести тысячи.

Почувствовав «мягкотелость» новой власти, некоторые «отцы церкви» перешли к более решительным действиям. В результате организованных духовенством погромов уже зимой 1918-1919 гг. было убито около 200 коммунистов. Фактически церковь объявила войну Советской власти. Советская власть была вынуждена при­нять в отношении попов-антисоветчиков самые жесткие, а порой, и жестокие меры. Советская власть как более организованная сила эту войну выиграла не без жертв. Но вина за эти жертвы лежит на церковных иерархах, спровоцировавших бойню.

Во время боев в Москве «святые отцы» предоставили юнкерам свои храмы в качестве огневых точек, расположив на колокольнях пулеметы. После поражения юнкеров они продолжили своё «святое» дело. Не было ни одного белогвардейского заговора, ни одного мятежа, в котором бы не участвовали церковнослужители.

«Отцы церкви» с радостью встретили выступление белочехов, ставшее началом Гражданской войны. Епископ Ека­теринбургский, приветствуя организованный Антантой мятеж чехословацкого корпуса, совершил в кафедраль­ном соборе Екатеринбурга торжественное богослужение. В своей проповеди он заявил прихожанам, что белочехи совершают «ве­ликое дело возрождения России».

Так же восторженно «отцы церкви» встретили интервентов Антанты. Они приветствовали их благодарственными молебна­ми. «Радость перешла в восторг, когда на землю нашего города сошли с кораблей прибывшие к нам благородные союзники», — восторгался протоиерей Лелюхин. Даже атаман Семенов, кото­рого сам Колчак считал бандитом, был награжден православной церковью званием «Кавалера святого гроба Господня».

Православное духовенство в своих проповедях прославляло белогвардейцев, призывая всех христиан к борьбе с Советской властью. Священники в массовом количестве выпускали плакаты и листовки против большевиков, в которых призывали: «Гоните Со­ветскую власть!» Помогали Колчаку и Деникину загонять крестьян в белую армию. Обо всех, выступающих против мобилизации, священнослужители сообщали в контрразведку. В белой армии были созданы агитпункты в виде церквей-вагонов. Организовывались даже специальные отряды церковных проповедников.

Но на этом духовенство не остановилось. Оно стало прини­мать самое активное участие в подготовке антисоветских мяте­жей. Полковник Сахаров, руководитель белогвардейского мятежа в Муроме, укрывался в Спасском монастыре. Епископ Муром­ский Митрофан благословил его на мятеж словами: «Большеви­ков нужно уничтожать, чтобы и духу их не было».

Священники и монахи принимали активное участие в под­готовке белогвардейского путча в Ярославле. Епископ Агафанел оказывал всестороннюю поддержку мятежникам. Оплотом путчистов стали ярославские монастыри, колокольни которых, как и в Москве, были огневыми точками мятежников. Церковники тогда принимали непосредственное участие в деятельности многих контрреволюционных организаций.

Монастыри и церкви поддерживали тогда любые антисовет­ские формирования, вплоть до бандитских. В Соловецком монастыре были обнаружены 8 трехдюймовых орудий, 2 пулемета, свы­ше 600 винтовок и берданок и большое количество боеприпасов. В киевском Михайловском монастыре были спрятаны 4 пуда динамита, винтовки и 900 патронов. Оружие, включая пулеметы, были зарыты в Матренинском женском монастыре на Украине. Там же нашли укрытие главари многочисленных бандформирований. Кон­трреволюционные организации были раскрыты в Оранском, Яковлевском, Николо-Угрешском и многих других монастырях.

Многие священники добровольно, без всякого принуждения выполняли роль рядовых шпионов и осведомителей белых армий юга, востока и севера. Часто для выявления сочувствующих боль­шевикам они нарушали тайну исповеди. Во многих епархиях, расположенных на занятых белогвардейцами территориях, священники самым тесным образом сотрудничали с контрразвед­кой. Так, в Забайкальской епархии существовали осведомитель­ные отделы по благочиниям, кружки и группы по приходам, кото­рые подчинялись штабу Читинского военного белогвардейского округа. В Барнауле в январе 1919 года гарнизонный священник сообщил в контрразведку, что, когда он беседовал с двумя ротами солдат «о целях борьбы с большевиками», 21 солдат и 2 офицера «с недоверием отнеслись к внушению и даже возражали». Все они были немедленно арестованы и затем расстреляны.

Но и это не все. Известны случаи, когда священники, пре­зрев свои же заповеди, непосредственно брались за оружие в борьбе против Советской власти. Для этой цели «святые отцы» формировали специальные религиозные отряды. Так, в Сибири были созданы дружины святого креста, которыми командовали священники. Там же, в Сибири, по инициативе епископа Сильвестра формировались и такие белогвардейские религиозные части, как «Полк Иисуса», «Полк Богородицы», «Полк Ильи Пророка» и т. д. Под Ставрополем попы создали отряд из 700 церковнос­лужителей. Под Царицыным воевал «Полк Христа-Спасителя», состоящий исключительно из лиц духовного звания. Протоиерей Востоков активно создавал «крестоносные» части на юге России. Не брезговали священники и участием в кулацких бандах. На­стоятель Ростовского собора Верховский, священник Кузнецов из Усть-Пристани и многие другие стояли во главе подобных банд. В Екатеринбурге был раскрыт антисоветский заговор во главе с дьяконом Владимиром Хвостовым. Каждый член этой организации должен был вести антисоветскую пропаганду и любой ценой добывать оружие, не останавливаясь ради этого даже перед убийством.

Из всего сказанного следует, что нынешним коммунистам не за что просить прощение у церкви. Церковь сама сделала все для того, чтобы на ее голову обрушилась кара небесная в виде больше­вистских «гонений». У большевиков же в то время выбора не было. Гуманные методы в отношении «отцов церкви», которые первона­чально использовали большевики, себя не оправдали, и им при­шлось пустить в ход более жесткие, репрессивные меры. Там, где слова не помогают, применяют силу. Такова правда жизни.

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ