Рамиль Замдыханов: Донбасс доказал, что развитие возможно даже в условиях войны

Рамиль Замдыханов: Донбасс доказал, что развитие возможно даже в условиях войны

3
0

Рамиль Замдыханов: Донбасс доказал, что развитие возможно даже в условиях войны
— Каково, по вашему мнению, значение донецкого референдума 11 мая 2014 года? Он был важен? Нужен ли он был, если в итоге его не признала ни одна страна, в том числе и Россия?

— Предположу, что в прошлом вообще отсутствуют неважные и ненужные события. Выражение об отсутствии сослагательного наклонения у истории навязло в зубах, но оно чертовски верно, тем не менее. Если референдум 11 мая 2014 года состоялся — значит, он не мог не состояться. В такие моменты, которые потом именуются «исторически неизбежными», мало кто оперирует категориями экономической или какой-то иной, прости Господи, целесообразности.

Это же как лавина. Она несется с высоты и остановить ее уже невозможно. Так было и тогда. Припоминаю, что в 2014 году в Киеве некие активисты растянули баннер «Поймите, нас достало». Справедливости ради, нужно сказать, что это был универсальный тезис. Потому что жителей Донбасса тоже достало. Достало право Киева раз в десять лет, наплевав на закон, переворачивать политическую ситуацию в стране вверх дном.

Достало методичное иезуитское насилие строителей украинской политической нации над русским языком. Достал курс на отгораживание страны от России, осуществляемый даже украинскими политиками из Донбасса, которым в украинской столице кто-то умело вправлял мозги.

А уж когда тут раздались первые выстрелы, когда стало понятно, что новая власть (в Киеве — Ред.) не побоится использовать военную силу для «наведения порядка», провозглашение независимости Донецка от Киева стало неизбежным. Да и пример Крыма, который пару месяцев назад провел своей референдум и забыл об Украине как о страшном сне, был еще очень свеж, этот опыт под копирку провели в Донбассе. Не признала Россия? Жалко. Надо было признавать.

— Что вы думаете об экономической политике, которую проводит нынешнее руководство ДНР в условиях экономической блокады со стороны Украины? Какие ее основные направления?

— Очевидно, что коридор возможностей, в котором ДНР может реализовывать свою экономическую политику весьма узок. С одной стороны — это внутренний рынок, по определению не очень большой. С другой — различные субъекты, которые, невзирая на риск оказаться под разного рода экономическими санкциями, все же не откажутся взаимодействовать с Донбассом.

Понятно, что их тоже не так много. Все это является весьма отягчающими обстоятельствами, особенно с учетом структуры экономики региона, которая изначально ориентирована на экспорт своей продукции — слишком много угля или проката на внутреннем рынке не продашь. Но дело не только в санкциях. Потенциальная уязвимость практически всей территории ДНР для той же артиллерии ВСУ, скажем так, значительно снижает инвестиционную привлекательность региона. Не каждый крупный инвестор захочет сегодня вложиться в производство, которое завтра можно полностью вывести из строя всего лишь парой-тройкой удачных попаданий.

Тем не менее то, что многочисленные предприятия Донбасса все же работают, получают сырье, отгружают продукцию, выплачивают заработную плату сотрудникам, говорит о том, что даже в таких условиях экономика региона может, как минимум, дышать.

На мой взгляд, курс нынешней экономической политики в ДНР можно охарактеризовать как «удержать и дождаться расширения коридора возможностей». Наверное, что-то другое сейчас предложить трудно.

Существует много справедливых вопросов к недавней экономической стратегии в ДНР, которую принято называть «военным социализмом». Есть мнение, что она во многом оказалась непродуктивной, а принятые в рамках этого курса решения — волюнтаристскими и ошибочными. В то же время отмечу, что состоявшаяся в свое время диверсификация управления самыми крупными активами региона, позволила не допустить слишком уж сильных просчетов и промахов на экономическом направлении.

— Что такое ВТС? Что это за структура? Для чего и когда она была создана? Чем занимается? Какой собственностью управляет?

— ЗАО «Внешторгсервис» — это структура, которая возникла зимой 2017 года в ответ на введение Украиной транспортно-экономической блокады в отношении ЛНР и ДНР. Напомню, что тогда так называемые «украинские патриоты» перекрыли железнодорожные ветки, по которым шли грузы из Украины в республики и обратно. А после, их инициативу на официальном уровне поддержал украинский Совет по национальной безопасности и обороне, который объявил «о временной полной остановке транспортного, а не только железнодорожного сообщения с оккупированной территорией». Крестные отцы уже этого решения — не анонимы в балаклавах, а Порошенко и Турчинов.

В результате над индустрией Донбасса повисла смертельная угроза, и это не красочный эпитет. Практически вся крупная промышленность в регионе состоит из производств непрерывного цикла. Шахты, заводы, предприятия химической промышленности — все это должно работать безостановочно, такова особенность технологических процессов. Вероятно, на эту уязвимость и уповал официальный Киев, разрушая привычную логистику и энергоснабжение. Расчет прост: или Донбасс капитулирует в этой, уже экономической войне, или его промышленные активы необратимо разрушаются, тем самым превращая регион в безлюдную и бесперспективную территорию.

Наверное, против такой перспективы могли бы громко возразить тогдашние хозяева активов — граждане или налоговые резиденты Украины, но не возразили. По всей видимости, в сложившейся ситуации им это было, мягко говоря, или невыгодно, или небезопасно.

В этой ситуации и было принято решение о введении внешнего управления крупными активами Донбасса, которое было распределено между государством и «Внешторгсервисом».

В введении «ВТС» оказались преимущественно предприятия металлургического сектора, находящиеся в ДНР и ЛНР. Это Донецкий металлургический завод, Енакиевский металлургический завод и ряд других. Кроме того, «ВТС» осуществляет управление несколькими коксохимическими заводами — Макеевским, Ясиновским, Енакиевским. В контуре «ВТС» находятся предприятия по производству огнеупоров — Комсомольское рудоуправление и Докучаевский флюсо-доломитный комбинат.

В ЛНР «Внешторгсервис» обеспечивает работу Алчевского металлургического комбината, Стахановского ферросплавного завода, угледобывающих объединений — «Свердловантрацит», «Ровенькиантрацит», «Краснодонуголь».

В результате деятельности «Внешторгсервиса» преодолена главная и прямая угроза со стороны Украины — не допущена остановка перечисленных предприятий, которые образуют настоящий хребет экономики всего Донбасса. Все они сейчас находятся в строю, производят продукцию, персонал сохранен, работники получают заработную плату, оборудование функционирует в рабочих режимах. Тем самым обеспечивается экономическая безопасность всего Донбасса.

— Как восприняли в Донецке предоставление российского гражданства? Воспринимают ли в ДНР все это как начало экономической интеграции с Россией? Приветствуется ли это?

— Восприняли — на ура! Более яркого, радостного и эмоционального события Донбасс не переживал, наверное, лет пять. Почему так? Не ошибусь, если скажу, что самым главным изнуряющим фактором жизни в ДНР все военные годы были даже не обстрелы, а неопределенность. Теперь с неопределенностью покончено. В этом плане экономическая интеграция с Россией, безусловно, важна, но, по крайней мере на этом этапе, она не воспринимается как первоочередная задача.

Важнейшее — это оказаться в едином гражданском, политическом и ментальном, если хотите, пространстве. А уж после экономика найдет способ и взаимодействовать, и интегрироваться.

— Когда в ДНР заработают банки? В чем их важность? Станет ли это толчком к экономическому развитию?

— Ответ на вопрос «в чем важность банков» содержится в учебниках для первых курсов экономических специальностей вузов. Вкратце — без полноценного кредитования бизнес в республиках обречен жить на своих оборотных средствах, которых, по понятным причинам, недостаточно.

На мой взгляд, тандем «правильное кредитование — правильное налогообложение» — это рецепт универсального лекарства для любой экономики любого государства. Другое дело, что «правильность» всякий раз толкуется по-разному, сформулировать ее нелегко, причин почему так происходит множество, а в итоге нужное снадобье так и не находится.

В ДНР работают банки. Их два: ЦРБ и МРБ, но, по моим сведениям, полноценным кредитованием они не занимаются. По крайней мере пока. Безусловно, открытие кредитных программ у этих ли банков, или у каких-то новых, созданных тут, должно способствовать экономическому развитию. А уж во взаимодействии с рациональным налогообложением, упрощением процедур, другими разумными шагами и подавно.

Когда-то Марк Аврелий сказал — «Везде где можно жить, можно жить хорошо». Сегодня Донбасс доказал, что тут, даже в условиях войны и блокады, можно жить. Осталось реализовать вторую часть древнеримского афоризма.

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ