Финансовая катастрофа Америки неизбежна даже в случае дефолта в КНР

Финансовая катастрофа Америки неизбежна даже в случае дефолта в КНР

1
0

Финансовая катастрофа Америки неизбежна даже в случае дефолта в КНР
Указ президента США Дональда Трампа об увеличении с 10% до 25% пошлин на импорт ряда китайских товаров объемом 200 млрд долларов вступил в силу 10 мая.

Как нетрудно подсчитать, формальная «цена вопроса» составит 30 млрд долларов. Поскольку этот шаг сделан в ходе идущих американо-китайских торговых переговоров, он не может восприниматься иначе, нежели попытка дополнительно «надавить» на Пекин. За день до этого, 9 мая, хозяин Белого дома заявил, что лидеры КНР «разорвали сделку», — тем самым Трамп попытался переложить ответственность за провал переговоров на китайскую сторону.

По словам спецпредставителя США Роберта Лайтхайзера и министра финансов Стивена Мнучина, Китай убрал из предварительно согласованного текста торгового соглашения свои обязательства по изменению законов, касающихся охраны интеллектуальной собственности США и коммерческой тайны, а также передачи технологий, конкурентной политики, доступа к финансовым услугам и определения курса юаня к доллару.

Как известно, дефицит Соединенных Штатов в торговле с Китаем в 2018 году составил 323,32 млрд долларов: экспорт — 155,1 млрд долларов, импорт — 478,42 млрд долларов. То есть, несмотря на весь пакет антикитайских санкций, которые Вашингтон вводил с апреля 2018 года, он вырос на 17,19% по сравнению с 2017 годом, когда американский экспорт составил 153,9 млрд долларов, импорт — 429,8 млрд долларов, а дефицит не превышал 276 млрд долл. Блестящий результат!

Но блестящий — не для Китая, как может показаться, судя по этим цифрам, на первый взгляд, а для Америки.

Которая, условно говоря, за три с небольшим тысячи тонн резаной и крашеной бумаги получила от «красного дракона» гигантское количество вполне реальных товаров и услуг — по тысяче долларов на каждого своего гражданина.

Впрочем, даже этой ерунды не понадобилось — ведь сейчас расчеты производятся в «электронной» валюте. Так что санкции достигли цели, поэтому Трамп и решил их… еще больше усилить. Вводя новые импортные пошлины, он считает свою стратегию беспроигрышной.

И все же «Большой Дональд» играет с огнем. Вот почему.

Трамп исходит из того, что Китай, попав под санкции, оказывается в очень неприятной вилке. Если его компании сократят физические объемы экспорта в США, тем самым по искусственным причинам утратив свою конкурентоспособность на американском рынке, где они получают почти 60% своих доходов: 323,32 из 546,8 млрд долларов (при этом доля КНР в американском импорте составляет всего 18%, а доля США в китайском экспорте — 19,2%), то перекредитованный экспортный сектор экономики КНР и ее фондовый рынок могут столкнуться с грандиозным обвалом.

То же самое случится, если цены на продукцию Made in China будут снижаться, то есть упадет доходность экспортных операций. Недаром медиахолдинг Bloomberg прямо угрожает Пекину дефолтом фондового рынка.

Следовательно, у китайцев, по мнению Трампа и Ко, не должно оставаться другого выхода, кроме наращивания объемов и стоимости «долларового» экспорта в США. Что и требовалось Вашингтону, поскольку это рост и долларовой массы, и американской экономики в долларовом измерении.

Иными словами, в реальности Трамп нацелен не на сокращение, а на увеличение торгового дефицита США, хотя вслух говорит прямо противоположное.

«Соединенные Штаты в течение многих лет ежегодно теряют на торговле от 600 до 800 млрд долларов (на самом деле в 2018 году общий дефицит американской внешней торговли достиг почти триллиона долларов: экспорт — 1,664 трлн, импорт — 2,614 трлн. — Прим. ФАН). С Китаем мы теряем 500 млрд. Простите, больше мы не намерены так делать!» — лицемерит хозяин Белого дома.

В реальности проблемы США не связаны ни с федеральным долгом, растущим по триллиону в год, ни с триллионным же отрицательным торговым сальдо. Настоящие проблемы начнутся у Америки только в том случае, когда и если за доллары им ничего не будут продавать, вернее — давать в долг. Даже — в двойной долг, вкладывая полученные экспортные доходы в американские же «трежерис» и другие ценные бумаги, в том числе корпоративные.

Вот это будет настоящая катастрофа для Америки. И она неизбежна даже в случае падения «красного дракона». Более того, если китайская экономика, как главная производящая сила, «мировая мастерская» современного глобального рынка, рухнет — вместе с ней рухнет и «империя доллара».

Иными словами, Трамп откровенно блефует, повышая ставки и вынуждая Пекин сбросить свои карты, чтобы «сорвать банк». Китай (к которому стоит «приплюсовать» как минимум Гонконг, а как максимум — хотя бы частично еще и Тайвань с Сингапуром) пока защищается, но продолжает игру, вкладывая полученные от Америки бумажки в различные проекты по всему миру, но «заморозив» свои вложения в ее «трежерис» на сумме около 1,1 трлн долларов.

Что же касается «китайского дефолта», то он, разумеется, вовсе не исключен, однако вспомним: США заняли позицию мирового лидера именно после Великой депрессии 1929—1933 годов, когда их доля в мировой экономике превысила 25%. Доля КНР сегодня уже близка к этой «красной черте», а по реальному сектору находится уже возле отметки 35%.

Как известно из того же американского бизнес-фольклора, «удачное банкротство — самый верный путь к миллиону». И в этом отношении реальная инициатива сейчас принадлежит не Вашингтону, а Пекину.

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ