Защита экс-главы Нижнего Новгорода, осужденного на 10 лет, обжалует приговор, требуя его...

Защита экс-главы Нижнего Новгорода, осужденного на 10 лет, обжалует приговор, требуя его отмены. В ходе суда насчитали 26 нарушений

0
0

Защита экс-главы Нижнего Новгорода, осужденного на 10 лет, обжалует приговор, требуя его отмены. В ходе суда насчитали 26 нарушений

У осужденного на 10 лет колонии строгого режима за получение взятки и соучастие в похищении человека экс-главы Нижнего Новгорода Олега Сорокина суд решил арестовать имущество на 460 млн рублей, не дожидаясь, что Сорокин оплатит штраф на ту же сумму.

Такой штраф, близкий к порогу в пятьсот миллионов, установленному Уголовным Кодексом в качестве максимального, был назначен Сорокину Нижегородским районным судом 7 марта. Его защита уже подала апелляцию и жалобы на приговор, утверждая, что суд вышел за пределы своих полномочий.

Как заявил порталу «Нижний Новгород Online» адвокат Дмитрий Артемьев, часть жалоб уже подана, но дата заседания еще не назначена, т.к. ознакомление с протоколом судебного заседания еще не закончено. «После этого у защиты будет право дополнить свои жалобы, если они по мере ознакомления возникнут», — сказал он.

Защита требует отмены приговора, настаивая на нарушениях судебно-процессуальных норм, но отказывается давать какие-либо прогнозы относительно исхода жалоб.

Как пишут «Новые Известия», штраф в 460 миллионов рублей был присужден Сорокину по ч.6 ст.290 УК РФ в качестве «дополнительного вида наказания». В приговоре было обращено взыскание на арестованное недвижимое имущество, принадлежащее Сорокину. Но в законе четко прописана возможность добровольной уплаты штрафа осужденным и забирать имущество не было нужды. Взыскание же на имущество может быть обращено лишь при неуплате штрафа в установленный срок.

«Даже процедурно обращение взыскания на имущество до того, как Сорокину была предоставлена возможность исполнить приговор суда в соответствующей части добровольно, противоречит принципам исполнения таких наказаний в Российской Федерации. Тем более обращение взыскания на недвижимое имущество по кадастровой стоимости, которая вполне может серьезно отличаться от рыночной. Мы, конечно, укажем и на эту ошибку суда, хотя, повторюсь, приговор здесь в принципе может быть только оправдательным», — заявил МК адвокат Сорокина Дмитрий Кравченко.

Как отмечает издание, в деле Сорокина суд вышел за пределы полномочий, не только отправив бывшего главу города в колонию, но и лишив его ликвидной собственности. Причиной ареста имущества бывшего главы города, в прошлом крупного девелопера, владеющего большими активами, в том числе и в сфере недвижимости, защита видит не только политическую, но и экономическую составляющую этого дела. Арестованное имущество было приобретено им в 2007-2008 годах — еще до назначения главой города, и ранее налоговые органы не предъявляли претензии к нему и его бывшему бизнесу.

Адвокаты Сорокина утверждают, что нижегородский суд в деле их подзащитного установил новый антирекорд — они насчитали 26 допущенных судом нарушений: суд не давал ознакомиться с материалами и вещественными доказательствами, лишал защиту возможности заявлять ходатайства, уходил от рассмотрения заявлений об отводе, не предоставлял обвиняемому конфиденциальных свиданий, отказался огласить более 1,5 тысячи документов, отказался вызвать более 30 свидетелей, отказывался проводить экспертизы, отказывался допрашивать восемь свидетелей, которые явились в суд, ограничил защиту во времени на представление доказательств, судья игнорировала все возражения на свои действия, неоднократно снимала с рассмотрения вопросы защиты и так далее.

Комментируя такое количество нарушений, бывший Генпрокурор РФ (1995-2000 года), глава Национального совета саморегулируемых организаций третейских арбитров и судей Юрий Скуратов в интервью «Коммерсант FM» заявил, что «сколько бы ни принимали попыток уравнять статус обвинения и защиты, обвинение в России по-прежнему имеет большую фору».

«С такими ситуациями часто сталкивается адвокатское сообщество, когда суд под надуманным предлогом не хочет выслушивать доказательство, представленное стороной защиты, и игнорирует заслушивание и приобщение свидетелей под предлогом того, что это к делу не относится и т.д. Необходимо, чтобы была состязательность процесса и относительно равные возможности для обеих сторон», — отметил бывший Генпрокурор.

«Коммерсант FM» опросил в общей сложности 13 известных российских юристов, комментарии которых подтвердили, что у адвокатов Сорокина действительно есть основания говорить о нарушениях. Советник Федеральной палаты адвокатов, член совета адвокатской палаты Москвы Евгений Рубинштейн заявил, например, что суд не вправе отказать защите в удовлетворении ходатайства о допросе свидетелей, которых уже доставили в помещение суда, такие свидетели должны были быть допрошен. «Систематический отказ в удовлетворении обоснованных ходатайств стороны защиты о допросе свидетелей может свидетельствовать о личной, прямой или косвенной заинтересованности судьи в исходе дела», — отметил адвокат.

Что касается отказа суда приобщать заявленные защитой письменные доказательства невиновности подзащитного, то зампредседателя Конституционного Суда РФ в отставке, член СПЧ Тамара Морщакова заявила, что согласно уголовно-процессуальному кодексу, все доказательства, необходимые для дела и имеющие к нему отношение, должны включаться в предмет исследования суда. «Когда адвокат заявляет ходатайство, суд не должен исходить из того, что это не надо изучать, потому что для отказа от исследования доказательств сначала нужно их оценить», — напомнила она, отметив, что «нужно доказательства сперва принять и начать исследовать, другого способа нет».

Юристы также прокомментировали приговор в отношении Сорокина и двух бывших офицеров МВД за проведение и участие в оперативном эксперименте, в ходе которого были получены данные о заказчиках покушения на убийство. «Так как было соблюдение предусмотренных законом всех условий — нельзя рассматривать эти действия как преступные», — сказал Юрий Скуратов.

По словам бывшего прокурора Бабушкинского района Москвы Владимира Панкратова, «нужны доказательства причастности к преступлению, в том числе и личное признание, которого легче добиться с помощью эксперимента. С этой же целью проводится и перекрестный допрос. Такие способы психологического воздействия законны и повсеместно используются не только в нашей стране».

Ограничение адвокатов во времени выступлений, допросов и предоставления доказательств также, по мнению опрошенных радиостанцией экспертов, не вписывается в действующие нормы УПК. «Защитник может выступать, сколько хочет, если все по существу, то выступление может быть перенесено и на следующий день прений», — отметил председатель Московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Андрей Князев.

Что касается заявленной адвокатами претензии на фактическую невозможность конфиденциального общения со своими подзащитными (заседания начинались ежедневно в 9 утра, а заканчивались поздним вечером), то вице-президент Федеральной палаты адвокатов России Светлана Володина усмотрела в этом нарушение ст. 6 Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека. Нормы статьи подразумевают, что обвиняемому и его защитнику будут обеспечены условия для подготовки защиты, которые не приведут к практической невозможности реализовать данное право. «Отказ во встрече с адвокатом, по моему мнению, является нарушением. При условии, что было желание подсудимого, и была возможность его встречи с адвокатом», — согласился еще один вице-президент ФПА, член Общественной палаты РФ Владислав Гриб.

Юристы также отметили неправомерность решения суда не принимать во внимание материалы уголовного дела, ранее рассмотренного в Мещанском районном суде Москвы и связанного с эпизодом по взятке, по которому осужден Сорокин. Тогда виновным в преступлении был признан иной фигурант — Мансур Садеков, а Сорокин был назван человеком, не имевшим никакой заинтересованности в действиях осужденного. «Суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства об исследовании в судебном заседании материалов другого уголовного дела», — считает Евгений Рубинштейн.

Напомним, вместе с Сорокиным к значительным срокам были приговорены бывшие полицейские Роман Маркеев и Евгений Воронин. Бывшего оперативника Евгения Воронина приговорили к 5,5 года колонии строгого режима за пособничество в превышении должностных полномочий, а также в похищении человека и получении особо крупной взятки. Экс-милиционера Романа Маркеева осудили на пять лет колонии по обвинению в похищении человека и превышении должностных полномочий с применением насилия, оружия или специальных средств. Всех троих подсудимых на два года лишили права занимать должности в органах государственной власти.

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ