Спорная победа, одержанная Украиной на музыкальном конкурсе «Евровидение», стала поводом для громких заявлений со стороны Киева.

Собственно, ультиматумы звучали и до старта конкурса: в частности, Украина грозилась в будущем вообще отказаться от участия в конкурсе в случае, если первое место достанется российскому исполнителю Сергею Лазареву. Сложно сказать, потеряло ли бы европейское певческое соревнование что-либо, если бы Украина исчезла из списков конкурсантов. Если вспомнить, то в 2015 году такое уже было: страна не представила претендента, сославшись на финансовые трудности. Тем не менее, конкурс все равно состоялся, потому что для его проведения кворум не требуется. Однако сам факт ультиматума заставляет задуматься: а так ли все честно и прозрачно было при подсчете голосов? Впрочем и без глубокой аналитики вполне понятно, что новые правила подведения итогов отодвигают мнение рядовых поклонников музыки далеко на задние планы, а решение принимает узкая компания профессионалов. Вот и получилось, что Сергей Лазарев получил высшие баллы от простых меломанов, и ничтожное количество присудило жюри.

Неизвестно, повелся ли на шантаж Украины европейский истэблишмент или Джамала, действительно, очень талантлива, но «Евровидение-2017» состоится в Киеве, и хотя до события остается долгий год – самое интересное уже началось.

Во-первых, патриоты всех мастей, включая козырную правительственную, заявили, что кандидаты от России пройдут украинский кастинг, который представляет собой сканирование высказываний, мнений и позиций претендентов на предмет лояльности к нынешней украинской политике, особенно относительно Крыма и Донбасса. Те, кто поддерживает российскую агрессию, петь на украинской площадке не смогут, заявил ярый русофоб и  один из самых скандальных депутатов Верховной Рады Антон Геращенко. Он рассказал, что СБУ постоянно обновляет список российских деятелей культуры, которые представляют угрозу национальной безопасности, и никому из них не удастся проникнуть на территорию страны.

Во-вторых, еще не стихли овации и восторженные возгласы в адрес Джамалы, как Министерство культуры Украины заговорило о необходимости привлечь к финансированию «Евровидения-2017» европейских инвесторов. И это понятно: Украина – страна бедная, а организация конкурса требует солидных вливаний, к пример, Стокгольму мероприятие обошлось в 20 миллионов долларов. Старинный кредитор МВФ деньги на песни и пляски не даст, и это очевидно. Остается надеяться на добрых и щедрых европейцев. Впрочем в некоторых горячих головах украинцев созрела идея ввести новый налог на «Евровидение»: мол, так за год и накопится какая-то более менее приемлемая сумма. В стране, где налоги берутся даже с пенсий, узаконивание нового побора вряд ли кого-то удивит.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ