Украинскую военнослужащую Надежду Савченко приговорили к 22 годам заключения в колонии общего режима и 30 тысячам рублей штрафа. Приговор огласили в Донецке Ростовской области 22 марта. Заслуженно строгое и справедливое наказание невероятно возбудило всех, кто ратовал за освобождение наводчицы и убийцы.

Первым отреагировал Госдепартамент США. Джон Кирби, сменивший на посту пресс-секретаря Госдепа Джен Псаки, назвал суд над Савченко «вопиющим пренебрежением принципами правосудия»: мол, ее удерживали под арестом незаконно, а обвинения не имеют доказательной базы и не подтверждены фактами. Между тем, Савченко лично призналась, что воевала в составе карательного батальона «Азов» и выполняла обязанности корректировщицы артиллерийского огня. Именно она сообщала координаты зоны обстрела 17 июня 2014 года, когда на блокпосту у поселка Металлист близ Луганска погибли российские журналисты Игорь Корнелюк и Артем Волошин, а десятки мирных жителей получили осколочные ранения. Какие еще факты нужны Кирби – совершенно непонятно.

Не преминул официальный представитель внешнеполитического ведомства США и вспомнить о минских соглашениях, явно намекая на пункт, где прописаны условия обмена пленными. Цинизм американца зашкаливает: вместо того, чтобы нажать на клику киевских вассалов и потребовать от них наконец определиться со статусом Донбасса, а значит, сделать гигантский шаг к концу войны, прекращению ежедневного обстрелов городов и поселков, смертям среди мирного населения, — Кирби переживает о судьбе женщины, которая непосредственно причастна к тому кошмару, который творился в Луганске и на подступах к нему летом 2014 года.

Вслед за США возбудилась и Великобритания. Министр иностранных дел Филип Хаммонд сделал запись в своем Twitter, где черным по белому назвал глубоко порочным приговор военной преступнице.

Требования освободить Надежду Савченко неоднократно звучали из уст разного ранга европейских чиновников. Но все же громче всех слышен голос США. Тех самых борцов за права человека, на совести которых пыточная тюрьма на базе Гуантанамо и, между прочим, такой же срок заключения, как и у Савченко, для простой американской учительницы, которая вступила в   сексуальный контакт с двумя своими великовозрастными учениками.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ