В Брюсселе второй день проходит саммит Евросоюза , тема которого – соглашение с Турцией по проблемам миграции.

Турция, как страна географически наиболее удобная и безопасная для тех, кто бежит с Ближнего Востока и Африки в Европу, заняла позицию шантажиста, диктующего условия. В результате, в первый день переговоров так и не удалось ни о чем договориться. Лидеры 28 стран, входящих в ЕС, главы Еврокомиссии и Евросовета смущенно заявили, что у них есть принципиальное взаимопонимание по проблеме и такое же принципиальное несогласие по ряду требований, выдвигаемых Турцией.

Второй день также не обещает какой-либо результативности. В работе саммита принимает участие премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу. Его-то и будут уговаривать и Юнкер, и Туск, и Рютте, надеясь поубавить аппетиты Турции и вернуть ЕС главенствующие позиции – позиции хозяина дома, куда стремится многомиллионный поток беженцев.

Однако позицию хозяина положения прочно заняла Турция. Словно герой фильма «Формула любви», Анкара насмешливо заявляет «Тут все от меня зависит» и выдвигает бьющие по европейскому самолюбию требования. Прежде всего, правительство Эрдогана интересует финансовое сопровождение: и если изначально Европа готова была выделить 3 миллиарда евро для обустройства лагерей временного пребывания, социальной помощи беженцам и на другие гуманитарные затраты, то теперь Турция заговорила об увеличении суммы вдвое. Далее Анкара ультимативно надеется на отмену визового режима для своих граждан уже с июля этого года. Наконец, в планах Турции – стать членом ЕС после 50-летнего бесплодного ожидания.

Надо сказать, что запросы Турции гораздо конкретнее и реально откровеннее, чем те, что сочинили европейские чиновники. Довольно размытое рассуждение о механизме обмена «один на одного» обещает так и остаться на долгие годы всего лишь рассуждением. Потому что наладить конвейер «нелегалы из ЕС – в Турцию, официальные просители убежища – в ЕС» — процесс, в котором, и это очевидно, должна быть задействована масса чиновников, начиная от полицейских и заканчивая миграционной службой. ЕС также считает, что Анкара обязан заниматься качественной сортировкой нелегалов, при том, что другие критерии, кроме «бегство от войны», пока не сформулированы. Эти неясные тезисы, прежде всего, не объясняют главное – как их реализовать практически и существуют ли гарантии их выполнения турками.

Что касается гарантий, то это – самое узкое и самое слабое место в ожидаемом тексте соглашения. Турция уже клятвенно обещала сократить поток мигрантов: сразу после того, как прошлой осенью получила  от ЕС 3 миллиарда евро. В итоге, ситуация с беженцами осталась прежней, а Турция в свое оправдание обвинила Россию, начавшую военную операцию в Сирии и поэтому, по уверению Анкары, поспособствовавшую увеличению количества беженцев. Одним словом, восточная хитрость Эрдогана всегда позволит ему найти причину не выполнять обещания и уходить от ответственности.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ